Куранты: к вопросу о «первой русской рукописной газете»

Авторы: Пичужкин Николай Александрович

.

Рубрика: Исторические науки

Страницы: 63-67

Объём: 0,32

Опубликовано в: «Наука без границ» № 1 (18), январь 2018

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Пичужкин Н. А. Куранты - к вопросу о «первой русской рукописной газете» // Наука без границ. 2018. № 1 (18). С. 63-67.

Аннотация: В России XVII века впервые появляются обзоры иностранной прессы - куранты, функционально предназначенные для информирования царя и Боярской думы. Куранты стали заметным явлением русской политической жизни.

Факт начала русского книгопечатания при Иване IV Грозном широко известен всем ценителям отечественной истории. С «Апостола» Ивана Федорова, напечатанного в 1564 году в восьми экземплярах, началась русская печатная книга. Не менее известным представляется факт начала издания русской печатной газеты. В 1703 году петровские «Ведомости» стали первым органом государственной агитации и пропаганды, знакомили читателей с заботой о них царя и правительства, информировали о ходе Великой Северной войны. На вопрос о первой русской рукописной газете большинство источников отвечают так: появилась в 1600 году, как правило, предлагается и название издания – «куранты». Термин имеет голландское происхождение. Автор данной статьи, приняв скромное участие в подготовке издания одной из исторических энциклопедий, также указал приведенные выше сведения о первой русской рукописной газете. Но некоторые сомнения, зародившиеся при подготовке материала, привели к однозначным выводам, о которых будет сказано ниже.

При Иване IV в Россию впервые стали проникать отдельные иностранные рукописные газеты, получившие название «летучие листки»; с 20-х годов XVII века попадали в страну и печатные издания. В России же действовал Печатный двор, где было издано более 300 тысяч букварей, около 150 тысяч «Псалтырей» и «Часословов». Периодических изданий «Печатный двор» не выпускал [1, с. 85]. Письменные известия из-за рубежа носили случайный характер. Рост интереса к таким известиям со стороны русского правительства прослеживается на протяжении всего XVII века. Иностранные новости, попавшие в Россию в письменном виде, называли «вестями». Появившиеся позднее обзоры прессы получили название «куранты».

В настоящее время сложилось мнение, что под «курантами» следует понимать первую русскую рукописную газету, начало ее выпуска датируется 1600 годом. Этот факт известен по целому ряду статей из исторических энциклопедий, изданных в разные годы. Но, никакой газеты, датированной 1600 годом, ни в каких архивах и книгохранилищах нет! Как нет и ссылок на то, что такая газета когда-либо существовала, но пропала или сгорела, как оригинал «Повести о полку Игореве». Архивные документы Посольского приказа содержат некий перевод с немецкого языка, представляющий собой сводные известия о наиболее важных европейских событиях за 1600 год. То, что эти сведения стали результатом некой работы русских или иностранных корреспондентов, действующих по заказу русского правительства, является только версией, малообоснованным предположением исследователей. Даже если это предположение считать верным, то нет никаких оснований признать результат этой работы «первой русской рукописной газетой».

Бесспорно, что каждое русское правительство интересовалось европейскими новостями. До середины XVII века такие сведения носили отрывочный характер. Если России была интересна европейская политическая жизнь, то европейцев слабо интересовала Россия. Естественно, это утверждение не касалось Польши и других соседей России. Запрос русского царя на европейские новости частично удовлетворяли купцы, как русские, так и иностранные. Использовались и материалы т.н. «дозорных людей» – русских корреспондентов за границей: послов, путешественников. При царе Алексее Михайловиче (1645–1676) из значительного объема европейской корреспонденции стали готовить обзоры, названные, как мы знаем, курантами. Этот термин утвердился к середине столетия, постепенно вытеснив другие: вести, вестовые письма, листы, тетради. Иногда обзоры иностранной корреспонденции назывались термином «авизы». Этим словом итальянского происхождения назывались многие немецкие и польские газеты XVII века. Случалось, что под курантами и авизами подразумевался один и тот же обзор, в котором подзаголовками выделялись переводы из «галанских» и «цезарских» газет. Термин «газета» в обозначении обзоров иностранной печати для русского царя не использовался.

Куранты предназначались для информирования царя Алексея Михайловича и Боярской думы. Они представляли собой склеенный из тонких полосок бумаги свиток длинной до нескольких метров – т. н. «курантельный столп». «Издателем» курантов был Посольский приказ, переводчики которого трудились над составлением обзоров. Куранты зачитывались царю и боярам, после чего с пометкой «царю и боярам чтено» в такой-то день такого-то месяца, «столп» возвращался в Посольский приказ на хранение.

Таким образом, предварительно можно сделать главный вывод: о первой русской рукописной газете можно говорить исключительно в рамках хронологии правления царя Алексея Михайловича. К временам Смуты этот факт применить нельзя.

Что же представляли собой куранты с информационной точки зрения? Прежде всего, царя интересовали все сколько-нибудь значимые проблемы взаимоотношений европейских государств: военные действия, создание коалиций, торговые отношения, семейные дела монархов, события английской буржуазной революции. Любопытно, что революция в Англии не только встревожила царя Алексея, но и заставила его сделать актуальный и для сегодняшней власти вывод. Известно, что куранты с информацией об английских делах царь «изволил пречесть сам вслух при боярех» [2, с. 83]. Царь читал, что англичане оказались разочарованы новой властью, обещавшей улучшение социального положения после свержения монархии: «Только ныне от себя обмануты видят». Куранты выделили этот факт, как главный итог английской революции.

Существенный интерес в Москве вызывали иностранные газеты, рассказывающие о событиях, происходящих в самой России. Войны России с Польшей, Крымом возбуждали повышенный интерес в Европе, всплеск публикаций был порожден проведением патриархом Никоном церковной реформы, крестьянской войной под предводительством Степана Разина. Русское правительство еще со времен Ивана Грозного было заинтересовано в найме европейских специалистов. Царю и боярам было ясно, что чем меньше негатива будет содержать иностранная пресса в своих публикациях о России, тем дешевле будет обходиться найм специалистов. Кроме того, читать откровенно лживые публикации о своей стране никому не нравилось. Уже в XVII веке прослеживаются явно заказные статьи о России в иностранной прессе. Вероятно, русское правительство также выделяло на поддержку «свободной европейской печати» некоторые средства, но степень влияния русских денег на тон европейских публикаций не стоит преувеличивать. Скорее, России приходилось лишь сглаживать имиджевые потери. Например, приходилось реагировать на публикации, в которых титул царя «сокращался» до великого князя, или опровергать явно преувеличенные европейской прессой успехи Степана Разина.

Обзоры иностранной прессы имели и чисто практическое значение для России, например, помогали предотвращать эпидемические болезни. Любые новости об их распространении в Европе моментально приводили  к карантинным мероприятиям на русских границах. Интересно, что однажды главу Посольского приказа А.Л. Ордина-Нащокина попросили посодействовать ввозу товаров из объятой чумой Англии. Вряд ли царский фаворит был знаком с антикоррупционным понятием «конфликт интересов», тем не менее, он ответил: «Как нам знать, не вывезены ли товары из зараженных домов? А довольно искры, чтобы зажечь целый мешок с угольями» [2, с. 211]. Этот эпизод произошел в 1665 году, когда в Англии от чумы погибло огромное количество людей, эпидемия с легкостью преодолевала границы, но в Россию не попала. Ордин-Нащокин, как фактический издатель курантов, знал об истинных ее масштабах и не поверил английским лоббистам, утверждавшим, что лишь «очень немногие» умерли от чумы.

Согласно курантам, в России понимали, что эпидемии распространяются из-за контактов здоровых людей с больными. Но у нас назывались и другие причины: воля Божья, наказание за грехи и колдовство. Описание страшного колдовства и не менее ужасные способы борьбы с ним встречаются в курантах часто. Огромный интерес у русской знати вызывали магия и астрология, например, по расположению звезд царю Алексею Михайловичу придворные медики делали кровопускания. Для обычных людей астрология находилась под абсолютным церковным запретом.

Остановимся на еще одном интересном событии, которое своим появлением связано с курантами. Для ускоренного получения европейских газет из Риги в Москву была организована почтовая линия. 18 мая 1665 года правительство заключило договор с неким Яном ван Сведенсом, который брался доставлять почту в Россию. За это «почтальону» платили серебром и соболиными шкурками. Газеты из Голландии доставлялись в российскую столицу за 30-35 дней, из Германии (Гамбурга) – за 22-25 дней. Почта приходила в Москву около 10 раз в месяц.

В дальнейшем за контроль над почтовой линией разгорелась борьба, имеющая и политические причины. Несмотря на то что правительство вскоре перестало платить за почтовые услуги, это дело оставалось выгодным для тех кругов, которые стремились получить или сохранить информационное влияние на царя. Были выявлены некоторые недостатки в работе почты, что стало одной из причин падения многолетнего главы Посольского приказа Ордина-Нащокина. В обвинении бывшему царскому фавориту говорилось: «Грамотки распечатывают… И в золотых улика (недостача – П. Н.) есть, что многие присылаются через почту». Владельцы почтовой линии – семейство купцов Марселисов, используя личные связи с Ординым-Нащокиным, пытались монополизировать право информированности русского царя. Толмачи (переводчики) Посольского приказа, люди очень влиятельные, эту функцию стремились сохранить за собой. Толмачи одержали верх в конфликте с Марселисами и Ординым-Нащокиным.

Смерть царя Алексея могла привести к ликвидации не только его любимого детища – театра, но и почты с курантами. Но при царе Федоре и царевне Софье куранты сохраняли свою актуальность. Реформатора Петра куранты пережить не смогли. Из-за образа жизни царя обзоры оказались невостребованными.

Таким образом, куранты, как обзоры европейской прессы, представляют собой значительное явление в российской политической жизни XVII века. При этом следует повторить уже сделанный вывод: появление полноценных обзоров с явно выраженной редакторской правкой относится к середине 17 столетия. Упоминаемая в словарях дата – 1600 год, как дата выхода первой русской рукописной газеты, не выдерживает критики. Почему такое заблуждение стало господствующим? Думается, есть два ответа на этот вопрос. Во-первых, в истории случается, что некоторые события хочется состарить. В Дагестане с удовольствием расскажут, что Дербенту – 5 тысяч лет. Некоторые московские любители старины никак не соглашаются с тем, что столица – ровесница подмосковным Коломне и Зарайску. Похожая ситуация с десятками российских городов. Во-вторых, в создавшемся заблуждении виновны сами работники пера. На рубеже XIX–XX веков роль четвертой власти резко возросла. В это время в кругах либеральной журналистики и возникла мысль состарить русскую газету, пусть даже и рукописную.

Тем не менее, выпуск курантов под любым названием, безусловно, стал интереснейшим явлением русской истории.

 

Список литературы

  1. Минаев Е. П., Пичужкин Н. А., Гордиенко Н. С. Очерки по истории культуры Отечества (IX–XX вв.). М. : ФГОУ ВПО МГАУ, 2008. 276 с.
  2. Шамин С. М. Куранты XVII столетия: Европейская пресса в России и возникновение русской периодической печати. М. : СПб. : Альянс-Архео, 2011. 352 с/

 

Материал поступил в редакцию 16.12.2017
© Пичужкин Н. А., 2018