Проблемы применения и пути совершенствования законодательного регулирования института недействительности брачного договора

Авторы: Микаэлян А. Г.

.

Рубрика: Юридические науки

Страницы: 74-79

Объём: 0,36

Опубликовано в: «Наука без границ» № 1 (6), январь 2017

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Микаэлян А. Г. Проблемы применения и пути совершенствования законодательного регулирования института недействительности брачного договора // Наука без границ. - 2017. - № 1 (6). - С. 74-79.

Аннотация: в статье рассмотрены особенности практики применения и обосновано предложение по совершенствованию в России законодательного регулирования института недействительности брачного договора. При этом основной организационно-правовой проблемой применения института признания недействительности брачного договора в России указана слабая активность его использования на практике. Содержательная проблема заключается в размытом характере требований к лицам, обладающим правом требования к суду о признании недействительности брака.

Основные правила регулирования отечественного института недействительности брака регламентированы в 5 главе (ст. 27…30) Семейного кодекса Российской Федерации (далее СК РФ) [1], которая определяет 4 основных элемента:

  • перечень оснований признания недействительности брака;
  • правовые признаки лиц, имеющих право требовать судебного признания недействительности брака;
  • перечень обстоятельств, устраняющих критерии недействительности брака;
  • организационно-правовая конструкция последствий признания недействительности брака.

При этом представляется важным указать, что в целях обеспечения конституционных гарантий развития семьи и поддержки прав человека государство помогает реализовать семье свои главные задачи взаимной поддержки, заботы и продолжения рода, для чего разрабатываются и внедряются разного рода обеспечительные инструменты, одним из которых является регламентация условий для регистрации брака. Применение таких инструментов необходимо в целях защиты личного неимущественного и имущественного интереса граждан, а также в целях рождения в дальнейшем у них здоровых детей, для того, чтобы при вступлении в брак образовывалась полноценная семейная ячейка, члены которой добросовестно несут соответствующие семейные обязанности и права, определенные семейно-брачным законодательством России [2].

Вместе с этим, как показывает история и современная практика, весьма часто лица вступают в брачные отношения, нарушая установленные законом условия, что предопределяет необходимость применения правовой конструкции признания недействительности брака. Исходя из вышеизложенного, можно говорить, что недействительный (порочный) брак представляется негативным явлением в целом для общества и для отдельных лиц в частности, поскольку не может порождать собой супружеских прав и обязанностей, а значит, и вообще формирования семьи.

Низкая активность правоприменения норм 5 главы (ст. 27…30) СК РФ о недействительности брака подтверждается двумя основными факторами. Во-первых, содержание этих норм не корректировалось с момента их вступления в силу в 1996 году. То есть, более двадцати лет законодатель не корректировал правила брачного договора. При этом в Государственную Думу вообще не поступало законопроектов в отношении признания недействительности брака [3].

Во-вторых, указанные статьи 27…30 СК РФ за прошедшие 20 лет по данным справочных правовых систем упоминались лишь в 394 судебных решениях кассационной, апелляционной и надзорной инстанций (в среднем 20 раз ежегодно) [4]. Для сравнения организационно-правовая конструкция «брачный договор» за период с 01.03.1996 по 01.01.2016 гг. согласно сведениям портала ГАС «Правосудие» использовалась в 10445 судебных решениях, из них: в гражданских делах – 10345 раза, в административных делах – 18 раз, в уголовном процессе – 42 раза [5].

Таким образом, основной организационно-правовой проблемой применения института недействительности брака в России следует указать слабую активность его использования на практике.

В практике применения рассматриваемого института весьма интересным является тот факт, что с применением установленных в ст. 27 СК РФ оснований, требования в части признания недействительности брака выдвигают в большинстве своем не лица, определенные в ст. 28, то есть не супруг с нарушенными правами и не прокурор, а родственник умершего лица, у которого, по мнению заявителя, был фиктивный брак.

Данный вопрос с первого взгляда не может возбуждать особого внимания, так как в порядке вышеуказанных норм СК РФ, родственник и иное лицо не наделены правом требования о признании недействительности брака, кроме случаев заключения брака с нарушением положений ст. 14.

По данному поводу Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 05.11.1998 № 15 [6] указал, что суд на стадии принятия искового заявления должен внимательно рассматривать, относится ли заявитель к лицам, имеющим право требования о признании недействительности брака. В противном случае суд должен отказать в принятии такого заявления согласно п. 1 ч. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса России (далее – ГПК РФ) [7].

Однако в практической правоприменительной деятельности, несмотря на нормы закона и специальное разъяснение высшего суда, в реалиях регистрируется множество исков в части признания недействительности брака лицами, которые не наделены таким правом действующими нормами СК РФ [8]. Причем подобные исковые заявления принимаются и в дальнейшем рассматриваются судом по существу спорного отношения. А при обжаловании вышестоящий суд продолжает производство по такому делу, не обращая внимания на признаки нарушения ст. 28 СК РФ [9].

В свою очередь, некоторыми судами в соответствии со ст. 28 СК РФ выносятся определения по отказу в принятии искового заявления с требованиями, которые не вправе предъявлять заявитель, со ссылкой на п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в указанном постановлении № 15. По этой причине создается ситуация, в которой суд отказывает в принятии искового заявления, поскольку заявление не может рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства и должно разрешаться в ином судебном порядке [10]. По данному поводу возникает логичный вопрос об ином судебном порядке, в котором может рассматриваться заявление о признании недействительности брака. В положениях ст. 118 Конституции в РФ предусмотрены конституционный, административный, гражданский и уголовный виды судопроизводства. Из указанного перечня недействительность брака можно признать лишь в рамках одного судопроизводства – гражданского.

Рассмотренная судебная практика, включая позицию Конституционного суда [11], описывает ситуации, в которых одни суды не учитывают положения ст. 28 СК РФ и принимают исковое заявление о признании недействительности брака к производству от лиц, которые не обладают правом вносить подобные требования, а другие суды соблюдают требования ст. 28 СК РФ и отказывают в принятии соответствующего заявления со ссылкой на несуществующие основания [12].

Таким образом, в рамках обозначенной коллизии суд должен определить, относится ли заявитель к лицам, которые имеют право требования в части признания недействительности брака, и при этом отказать в принятии искового заявления по законному основанию.

С учетом вышеизложенного, практическая (содержательная) проблема применения института недействительности брака обусловлена некоторой процессуальной неопределенностью, которая позволяет суду принимать и рассматривать по существу обращения нелегитимных заявителей и наоборот – отказывать по недействительным основаниям, что, безусловно, требует дополнительной конкретизации п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15. В этой связи представляется целесообразной следующая редакция второго предложения указанного п. 22 постановления: «Если заявитель не является таким лицом, судья не решает вопрос о признании брака недействительным и отказывает в принятии искового заявления в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ в силу оспаривания в заявлении акта, не относящегося к праву или законному интересу заявителя».

Список литературы

  1. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ (ред. от 30.12.2015) // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16; 2007. № 30. Ст. 3808.
  2. Рябинина Е. Н. Проблемные аспекты реализации института недействительности брака // Вестник Нижегородской правовой академии. – 2015 – № 4 (4). – С. 68–70.
  3. Сведения официального портала Автоматизированной системы обеспечения законодательной деятельности [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://asozd.duma.gov.ru.
  4. Информация портала СПС КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://base.consultant.ru.
  5. Информация портала ГАС «Правосудие» [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://bsr.sudrf.ru/bigs/portal.html#%.
  6. Постановление Пленума ВС РФ от 05 ноября 1998 № 15 (ред. от 06.02.2007) «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» / Бюллетень ВС, 1999. – № 1.
  7. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 19.12.2016) // Российская газета, № 220, 20.11.2002.
  8. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда по делу № 33-10530/2012 от 07.08.2012; Апелляционное определение Московского городского суда по делу № 11-10423 от 2 апреля 2013 г. // Информация портала СПС КонсультантПлюс [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi...
  9. Апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан по делу № 33-1975 от 13.06.2013; Кассационное определение Пермского краевого суда по делу № 33-4519 от 11 мая 2011 г. // Информация портала СПС КонсультантПлюс [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi...
  10. Определение Московского городского суда по делу № 4г/1-1667 от 19.03.2012 // Информация портала СПС КонсультантПлюс. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi...
  11. Определение Конституционного Суда РФ № 1464-О от 23.06.2015 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шерстнева Сергея Михайловича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 28 СК РФ»; Определение Конституционного Суда РФ от 24.12.2012 N2406-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Емельяновой Юлии Станиславовны на нарушение ее конституционных прав положением п. 1 ст. 28 СК РФ» // Информация портала СПС КонсультантПлюс [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi...
  12. Обзор судебной практики ВС РФ за второй квартал 2012 года (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10.10.2012) // Бюллетень ВС РФ, 2013. – № 1. 

Материал поступил в редакцию 26.01.2017
© Микаэлян А. Г., 2017