Экстремизм и терроризм: соответствие терминологии и классификация

Авторы: Ганаева Есита Эминовна

.

Рубрика: Юридические науки

Страницы: 88-92

Объём: 0,35

Опубликовано в: «Наука без границ» № 10 (15), октябрь 2017

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Ганаева Е. Э. Экстремизм и терроризм, соответствие терминологии и классификация // Наука без границ. 2017. № 10 (15). С. 88-92.

Аннотация: в работе изучается соотношение экстремистской и террористической деятельности, вычленяются отличительные черты терроризма, выполняется общефилософское осмысление исламистской идеологии, подчеркиваются аксиологические черты терроризма, описывается неразрывная связь между экстремистской деятельностью и конформизмом, описываются ключевые различия между экстремистами и нонконформистами.

Комплексный анализ экстремистской деятельности в качестве мировоззренческой парадигмы стал бы неполноценным при отсутствии рассмотрения ее взаимосвязи с терроризмом. Особенность общефилософского рассмотрения дает возможность допустить, что если под экстремизмом иметь ввиду определенную крайность, в таком случае террористическая деятельность будет трактоваться как крайность крайности, являющаяся больше логичным, нежели объективным продолжением экстремизма. Идейным фундаментом терроризма является общественно-политический экстремизм и радикализм реакционного или революционного толка.

Собственно экстремизм как раз и «питает» терроризм идеологически и нравственно, способствует его распространению. Тем не менее, было бы неправильным заявлять, что терроризм является общественным проявлением экстремизма, поскольку у него присутствуют собственные источники. Применяя такой подход к анализу, можно прийти к заключению, что терроризм представляет собой комплекс радикальных идеологических установок, обосновывающих использование насилия, чтобы достичь определенных целей. С данной точки зрения терроризм можно считать чисто политическим явлением.

Разделяя термины «террор» и «терроризм», подчеркнем, что первое определение является более узким и описывает насильственные действия, осуществляемые ситуационно, чтобы достичь определенных политических целей. При этом терроризм представляет собой высокоструктурированную систему, употребляющую идейное обоснование своих разрушительных действий [1, с. 2440].

К условиям, обуславливающим распространение терроризма в нынешнем обществе, можно причислить:

  1. сложившуюся финансовую и общественно-политическую атмосферу;
  2. присутствие так называемых «горячих точек», являющихся «инкубаторами» насилия;
  3. возникновение назойливой (однако нередко неверной) идеологии; превалирование информационного воображения, играющего роль при формировании мифов.

Последние 25 лет прошлого и начало этого века были отмечены ростом экстремизма, терроризма и соответствующих организаций, оправдывающих свои действия религией и этнической принадлежностью, и желающих добиться превосходства собственных идеологий, морали и нравственности. Радикализм религиозного типа чаще всего встречается в государствах, где доминирует ислам, что сопряжено с последствиями глобализации.

Первопричиной активизации исламизма считаются финансовые и общественно-политические интересы определенных групп, предопределенные имеющимся антагонистичным положением в международных отношениях, а также нерешенными социально-финансовыми проблемами в развивающихся государствах. Явление исламистского экстремизма и террора считается отображением экстремальных моделей борьбы за равноправие на общемировой политической арене, а также ответом на доминирование западных государств в общемировых процессах. Кроме того, это можно объяснить движениями за национальную независимость либо религиозные свободы (порой за сохранение социальных и культурных традиций), но, как правило, такие действия поясняются желанием решить внутренние трудности, появляющиеся по дороге к всемирному «исламскому порядку» [2, с. 244].

Организации, стремящиеся к повторной исламизации жизни граждан в мусульманских государствах, реформации жизнедеятельности в строгом соответствии с принципами «чистого ислама», разделяют соответствующее мировоззрение (и нередко применяют террористические способы борьбы), поэтому их можно охарактеризовать как «исламистские». Мы полагаем, что исламизм представляет собой политико-религиозное направление общественного протеста в мусульманских государствах против проникновения глобализма в область социальных взаимоотношений, порожденную секулярным социумом.

Невзирая на крайнее разнообразие нынешнего исламизма, можно отметить его ключевые течения, отличающиеся по применяемым методикам: «умеренный радикализм» (экстремизм) и «ультра-радикализм» (терроризм). Стоит подчеркнуть, что не каждую радикальную исламистскую организацию можно сходу причислить к определенному направлению, так как большинство из них применяет обе методики. Подобные формирования можно именовать «вариативными».

Группы такого вида формируются на основе единой миссии: сформировать в границах собственных государств «исламистские порядки»; исламизировать общественную, финансовую и политическую сферу; модернизировать законодательство в согласовании с шариатом; выстроить так называемую «исламскую экономику».

К умеренному радикализму можно причислить и группы вождей, отрицающих (по крайней мере, вербально) использование террора для достижения целей. В соответствии с их мнением, «исламское государство» можно выстроить мирно, без войны. Основное внимание они уделяют ведению пропаганды среди жителей, а также выполнению так называемого «исламского призыва», чтобы заполучить голоса избирателей на выборах и получить власть законным путем.

К ультрарадикальному течению в исламе относятся организации, группировки и вожди, которые в роли главного способа достижения собственных целей применяют вооруженный конфликт (терроризм), а пропагандистская деятельность для них является второстепенным инструментом. Для данного исламистского течения характерны следующие особенности:

  1. использование вооруженных конфликтов, в том числе открытых актов террора;
  2. непризнание законности правления светских правителей и непрерывная война против них;
  3. употребление разрешенных пропагандистских инструментов, чтобы привлечь на свою сторону больше людей;
  4. расплывчатость организационного устройства, рассредоточение административного аппарата, чтобы сделать группы более живучими и менее уязвимыми;
  5. глобализация исламистского движения и координирование работы разных группировок и организаций [3, с. 88].

Взаимосвязанность и сплетение исламской веры с этническими компонентами обладает перечнем функциональных и структурных отличий. В первую очередь, националистические настроения и религиозная вера отрицательно сказываются на жизни традиционных обществ, вдобавок, они отражаются на психическом состоянии индивидов и социума в целом. К тому же преобладание националистических настроений формирует чувство исключительности, при котором отличия собственной общины преумножены, а сама она противопоставляется остальному миру.

Отсюда следует, что исламизм (как общественно-политический феномен) превратился сегодня в один из наиболее значимых факторов, поскольку он оказывает влияние на международную политику.

Изучая философско-социальные предпосылки террористической деятельности, рассмотрим ее аксиологическое значение. Идея жертвенности как проявление идеологии гуманизма (при прямом влиянии христианства) укоренилась в сознании западного человека, что сказалось на культуре и привело к ее отрицательной оценке. Изучая дихотомию агрессор-жертва (фундамент терроризма), исследователь в общем случае становится на место жертвы. Терроризм, бесспорно, является чистым злом и неотрывно связан с агрессивным поведением, беззаконием и прямым насилием; его целью является убийство людей. С точки зрения агрессора суть антиномии терроризма привлекает не только этически, но и эстетически. Руководствуясь подобной методической установкой, можно считать терроризм подвигом, отражением личного мужества и героизма террориста. Отрицательная аксиология терроризма предопределяется идеологией и воззрениями выигравшей либо доминирующей стороны. В некоторых моделях общественных реалий террористическая деятельность рассматривается как единственный доступный метод отстаивания собственного достоинства и восстановления нарушенных прав, когда законный путь малоэффективен и не дает результата.

Экстремизм свойственен каждому социуму и выражается в отрицательном восприятии имеющихся ценностей. Он определяет желание индивидуума вести себя необычно, подразумевает непрерывное противоречие между «Я» конкретного индивидуума и ценностями и правилами, разделяемыми и одобряемыми социумом. Данное явление выглядит как отказ от имеющихся социальных связей и взаимоотношений, и представляет собой прямую противоположность иного общественного феномена – конформизма, считающегося фундаментом для развития экстремизма.

Принадлежность к определенной социальной категории вынуждает индивидуума придерживаться шаблонной модели поведения, следовательно, конформизм неминуем, так как дает человеку возможность сберечь собственное самосознание, не меняя его, а социальной группе – сберечь единство. Экстремистские модели поведения создаются общественными стереотипами и способны затрагивать даже членов группы, которые в силу личных особенностей не предрасположены к подобному миропониманию и поведению.

Часто индивид может в одно и то же время состоять в ряде социальных групп, при этом можно ожидать, что участие в любой из них отображается в его сознании формированием большого количества идентичностей. Будучи в разных группах, индивид будет повиноваться правилам той группы, в которой он находится в конкретный момент. При тоталитаризме и авторитаризме человек (из-за влияния эмоциональных манипуляций и идейной пропаганды) проникается экстремистской идеологией собственного правительства, несмотря на то, что сам лично может иметь пацифистские и демократические наклонности.

Согласие и подчиненность преобладающим в социуме ценностям стимулирует такие феномены, как групповой и этнический центризм, представляющие собой один из основных факторов недопонимания и конфликтных ситуаций, возникающих в межгрупповых и межэтнических взаимодействиях. Любая общественная группа полагает собственные ценности, религию, устои и обычаи единственно верными и считает себя образцом, на который обязаны равняться все окружающие. Оценка образа жизни, ценностей, взглядов и, в том числе, внешности иных общественных групп практически всегда выполняется методом сопоставления и сравнения, что приводит к возникновению ощущения личного или национального превосходства.

Критическое восприятие своей идентичности и принятие преимуществ чужой, на практике не всегда сопровождает разные общественные взаимоотношения. В самом факте существования и работы общественных структур первоначально заложены компоненты агрессии и деструкции, считающиеся неизменными спутниками экстремизма, а при определенных обстоятельствах активирующиеся и толкающие людей на разные крайности.

В принятой на сегодня модели окружающей действительности явление конформизма одновременно сосуществует с девиацией, являющейся, по сути, отклонением от общепринятых норм и стандартов. Девиация может содействовать созданию экстремистских убеждений. Регулярное пренебрежение социальными нормами (в сочетании со спецификой социального развития в кризисные периоды) формирует в сознании индивида склонность к деструктивному поведению.

Наиболее серьезной общественной девиацией, граничащей с экстремизмом, необходимо полагать абсолютное, интенсивное отклонение, которое Мертон именовал бунтом либо мятежом. Подобная поведенческая модель отрицает нормы доминирующей общественной системы и использует другие, альтернативные методы организации жизни, а также утверждает новые ценности. Расхождению с общепризнанными нормами сопутствует их демонстративное осуждение, отрицание привычной культуры, традиций и обычаев, что можно назвать открытой манифестацией разногласий.

Данный тип поведения содержит разные элементы человеческой деятельности (не только деструктивного, но и созидательного характера) и именуется нонконформизмом. Под нонконформизмом подразумевается позиция индивида, противопоставляющего себя имеющемуся социуму (в политическом, социокультурном и религиозном плане). Нонконформизм – это всякое несогласие и неповиновение имеющейся (в этот период и в этом месте) общественно-политической (церковной, культурной) организации социума.

Как и экстремизм, нонконформизм обладает собственной идейной базой, включающей разные уровни – ценности, философию, общественный и духовный уровень и т. п. Онтологическим условием нонконформизма является особое миропонимание (концепция, философия), приводящее к протесту, бунту, неподчинению и оно включает почти все разновидности общественного противодействия.

Список литературы

  1. Problems of counteraction to religious extremism in the Russian Federation / Bidova B. B., Sultanovna A. C., Eminovna G. E., Shakhidovich M. S., Mamutovich D. H. // The social sciences (Рakistan). 2016. Т. 11. № 10. С. 2439-2445.
  2. Бидова Б. Б., Ганаева Е. Э., Муцалов Ш. Ш. Уголовное право: особенная часть : учебник. В 2-х томах. Кисловодск: УЦ «Магистр», 2016. Том 2. 332 с.
  3. Бидова Б. Б., Ганаева Е. Э. Феномен экстремизма и экстремистские преступления. Кисловодск: УЦ «Магистр», 2016. 182 с.

 

Материал поступил в редакцию 09.10.2017
© Ганаева Е. Э., 2017