Коррупция как социально-негативное явление и пути его преодоления

Авторы: Маказиева Зара Даутовна

.

Рубрика: Юридические науки

Страницы: 109-112

Объём: 0,24

Опубликовано в: «Наука без границ» № 10 (15), октябрь 2017

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Маказиева З. Д. Коррупция как социально-негативное явление и пути его преодоления // Наука без границ. 2017. № 10 (15). С. 109-112.

Аннотация: Во взаимосвязанной системе государств мира установилось четкое понимание необходимости совместных усилий стран, межгосударственных объединений и международных организаций в искоренении коррупции. В этом направлении были сделаны следующие шаги: разработан и утвержден комплекс международно-правовой документации, являющийся юридической базой борьбы с коррупцией. В этой связи исследуется проведенная работа в области устранения коррупционной преступности в государственных структурах РФ и рекомендации по увеличению ее результативности.

В 2004 году В. В. Путин подписал Федеральный закон от 26 апреля 2004 г. № 26-ФЗ «О ратификации Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности и дополняющий ее Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху и Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее». Данный закон служит основанием для взаимодействия структур, занимающихся соблюдением правопорядка, разных стран в обнаружении, пресечении и следственных действиях относительно опасных для общества правонарушений, затрагивающих интересы более чем одного государства.

В 2006 г. Россия придала юридическую силу Конвенции ООН против коррупции и Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию. Это одни из самых важных международных договоров в области препятствования коррупции.

Утвердив эти документы, РФ продемонстрировала миру готовность к борьбе с коррупцией, обязуясь в скором времени сделать практические шаги по достижению соответствия тем требованиям, которые изложены в конвенциях. Одной из конкретных предпринятых мер является принятие Федерального закона РФ от 25 декабря 2008 г. № 280 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с ратификацией Конвенции ООН против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года», а также принятие ФЗ «О противодействии коррупции».

Нормативный комплекс поведения чиновников прописан в ст. 8 Конвенции ООН против коррупции. Российской Академией Государственной службы разрабатывается Этический Кодекс государственного служащего. В основе разработки лежит документация, одобренная Комитетом министров Совета Европы.

Конвенция ООН против коррупции подразумевает персональную ответственность стран за ликвидацию проявлений коррупции. Однако предложенная ею система стандартизации процесса может быть применима Россией в целях упрочнения собственных направлений и способов регулирования антикоррупционной борьбы [1, с. 2441].

Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию содержит фрагментированные нормы, рассматривающие 13 лежащих в коррупционной плоскости правонарушений. Тем не менее, предложенные коррупционные нормы можно систематизировать в единый нормативный комплекс, предполагающий классическое проявление коррупции: активный или пассивный подкуп.

Положения Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию толкуют проявления этого явления как любые противозаконные выгоды, а не только взяточничество как это указано в законодательстве РФ. Согласно Конвенции, уголовную ответственность несет индивидуум, не только обеспечивший или получивший совершенные не по праву преимущества, но и давший обещание, предложивший, испрашивающий либо принимающий подобное предложение или обещание. В Конвенции рассмотрены почти все возможные вариации уголовно наказуемых коррупционных деяний. Исходя из этого, она может стать нормативно-правовой базой в области преодоления отечественной и транснациональной коррупции.

В Конституции РФ имеется статья 15, в 4-ой части которой указывается о признании международных договоров частью отечественной правовой системы. Поэтому Конвенция о гражданско-правовой ответственности за коррупцию, которая была принята в ноябре 1999 г., в Страсбурге, также должна быть подписана и утверждена. Этой Конвенцией Совет Европы практически впервые попробовал закрепить общие для всех государств гражданско-правовые и гражданско-процессуальные нормы по отпору коррупции.

После придания Конвенции юридической силы потребуется привести отечественную нормативно-правовую базу в соответствие с ней. Корректировке будут подвержены статьи Гражданского кодекса России, определенные нормы Гражданского процессуального кодекса России. Также нужно будет доработать ФЗ «О противодействии коррупции» [2, с. 158].

Каждая из конвенций защищает и придерживается определенного принципа: гражданства или территориального верховенства страны над своей территорией. В результате, борьба с коррупцией, в которой участвуют иностранные лица, сопряжена с определенными сложностями, связанными с наличием оставшихся «лазеек» между юрисдикциями разных государств. Поэтому необходима общая концепция реализации всеми странами своих обязательств относительно трактовки правовых фактов, имеющих отношение к международной коррупции, согласно принятым законам.

Исходя из вышесказанного, выполнение обязательств России по приведению отечественного законодательства в соответствие с международной нормативно-правовой базой нуждается в особом внимании.

На данный момент наше государство не располагает нужным количеством и качеством методик пресечения и предотвращения коррупционных преступных деяний в государственных структурах. Тем не менее, имеющийся у других государств опыт преодоления коррупции может помочь выбрать оптимальное решение в этой сфере.

В США ключевую роль в противодействии коррупции, относящейся к сфере полиции, играют предохранительные меры. Главы подразделений полиции всеми способами проявляют живую заинтересованность в ликвидации коррупции перед своими сослуживцами, обществом и людьми, правомочными допустить проникновение этого пагубного явления в полицейскую структуру. Институт управленческой ответственности – эффективная мера по преодолению полицейской коррупции.

В Великобритании созданы специальные подразделения по преодолению коррупции, находящиеся на самоуправлении. В самом Лондоне функционируют специализированные отдельные службы, занимающиеся вопросами полицейской коррупции и на практике использующие разработанные для этого методики. В Великобритании принято уделять особо пристальное внимание полицейской этике на уровне подразделений и каждого отдельного полицейского.

В Италии был принят ряд законодательных актов, ужесточающих наказание за коррупционные преступления чиновников, относящиеся к разделу вымогательств материальных благ за оказанные услуги профессионального характера. Наряду с этим таким же жестким уголовно-правовым санкциям подвергаются государственные служащие, злоупотребляющие своим положением иным способом, например, посредством хищения.

В Швеции был проведен ряд мероприятий, направленных на искоренение своекорыстия. Внутренняя государственная документация стала открытой для граждан. Повысилась эффективность работы судебных органов государства вследствие их автономности. В целом, в стране наблюдается самый низкий уровень коррупции. И помогли обеспечить такой результат не нормативно-правовые акты и не санкционные механизмы. Верхушкой руководства страны был установлен высокий уровень стандартов этики для управленцев и приняты меры по обязательному их выполнению.

В Корее и Таиланде борьба с коррупционными злодеяниями – прерогатива специальных автономных комиссий. Так, Национальная комиссия по борьбе с коррупцией играет ключевую роль в противокоррупционной деятельности Таиланда. В состав комиссии входят девять человек. По факту они избираются парламентом, а де-юре утверждаются королем. Комиссия располагает полной свободой действий. Например, она имеет право требовать содействия у любых государственных структур, получать любую документацию, проверять счета в банках, опрашивать свидетелей, задерживать и обыскивать людей, предварительно получив на это санкцию суда.

Во многих государствах создана законодательная база, позволяющая вести эффективную антикоррупционную деятельность. Часть нормативных юридических актов, идей и положений, которые успешно используются в этих странах, можно внедрить в уголовное законодательство России. Однако не следует забывать, что отдельно взятые нормы права могут не дать желаемый результат в РФ, не вписаться в канву функционирующего законодательства. В своей стране они являются частью взаимосвязанного комплекса, учитывающего местную специфику.

Список литературы

  1. Ажирбаева О. Р. Противодействие коррупции в полицейских ведомствах США и Европы // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право». Выпуск 8. Том 1. № 13 (68). 2006. С. 12-16.
  2. Problems of counteraction to religious extremism in the Russian Federation / B. B. Bidova, A. C. Sultanovna, G. E. Eminovna, M. S. Shakhidovich, D. H. Mamutovich // The social sciences (Рakistan). 2016. Т. 11. № 10. С. 2439-2445.

 

Материал поступил в редакцию 09.10.2017
© Маказиева  З. Д., 2017