Криминологическая оценка и причинная совокупность правонарушений, сопряженных с политическим экстремизмом в Северокавказском регионе РФ

Авторы: Дадаева Макка Сапарбековна

.

Рубрика: Юридические науки

Страницы: 97-100

Объём: 0,28

Опубликовано в: «Наука без границ» № 10 (15), октябрь 2017

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Дадаева М. С. Криминологическая оценка и причинная совокупность правонарушений, сопряженных с политическим экстремизмом в Северокавказском регионе РФ // Наука без границ. 2017. № 10 (15). С. 97-100.

Аннотация: В статье представлено исследование криминологической оценки правонарушений, сопряженных с политическим экстремизмом в Северокавказском регионе РФ; выполнено исследование количественных и качественных проявлений экстремисткой деятельности в ее противозаконных формах.

Выполняя сопоставительный анализ динамики и закономерностей проявлений противозаконных типов экстремизма в РФ и на Северном Кавказе, стоит отдельно подчеркнуть тот факт, что элементарное сопоставление статистических характеристик способно послужить причиной ошибочного заключения о том, что экстремизм чаще встречается не на Северном Кавказе, а в остальных российских регионах. При этом в изучаемом регионе экстремизм в основном выражается в терактах и иных террористических действиях и правонарушениях, подрывающих безопасность общества, направленных против правительства и существующего конституционного порядка.

В работе российских правоохранителей стали преобладать преступления, описанные в статье 282 Уголовного Кодекса. Удельный вес правонарушений, описанных данной статьей, среди общего количества правонарушений исследуемого типа (правонарушений экстремистской ориентации) за период с 2011 по 2017 гг. превысил показатель в 60 %. Суммирование всех правонарушений против должностных лиц, совершаемых вооруженными группировками на Северном Кавказе, дает возможность получить информацию, демонстрирующую тот факт, что экстремизм в этом регионе и с качественной, и с количественной точки зрения сильно отличается от остальных регионов РФ. Сбору и беспристрастному изучению статистической информации о совершении и расследовании правонарушений рассматриваемого типа мешают погрешности системы накопления и обмена данными между разными госорганами [1, с. 47]. Этот недостаток обуславливается отсутствием общей формы статистических отчетов, предназначенных для изучаемой группы правонарушений, и критериев их различения с иными деяниями.

Руководствуясь статистическими данными, итогами выполненных социологических исследований, суждениями государственных и общественных деятелей РФ, а также прежде выполненными научными исследованиями, можно обнаружить причинный комплекс экстремизма с политической мотивацией. Нами замечается, что на процедуру создания данного комплекса впрямую воздействуют такие взаимосвязанные друг с другом факторы, как большое количество безработных, слаборазвитая социальная инфраструктура территории, клановость, межэтнические столкновения и территориальные споры, многонациональность и поликонфессиональность населения страны [2, с. 145].

К специфическим детерминантам, формирующим обстоятельства, подходящие для распространения политического экстремизма, можно отнести: скученное проживание на довольно маленькой территории разных народностей, обладающих несовместимым мировоззрением, культурой, обычаями и жизненным укладом. Именно это является причиной того, что Северокавказский регион обладает богатой историей межэтнических столкновений, что влияет на менталитет и политические взгляды местных народностей.

Причина политического экстремизма порождается разнородной религиозной структурой населения, в котором христиане соседствуют с мусульманами, иудеями и язычниками. При этом специально выделяется, что многоконфессиональная структура населения не всегда сопровождается повышенной частотой конфликтов. Однако в случае, если в многонациональном социуме в течение долгого периода не исчезают признаки социально-экономического и политического неравенства, остается огромное число традиционных институтов, а кроме того, предопределенное историей обоюдное недоверие между разными этносами, в таком случае можно утверждать о наличии этнополитической стратификации, формирующей фундамент для созревания политически обоснованного острого конфликта [3, с. 56]. Отсюда следует, что экстремизм в Северокавказском регионе является проявлением желания верхушек некоторых народностей поменять в интересах собственной этнической группы сформировавшуюся либо только складывающуюся народную стратификацию как одну из форм общественно-политического неравенства.

Многоаспектный, комплексный характер предотвращения правонарушений, сопряженных с экстремизмом, более наглядно выражается на общественном уровне и подразумевает улучшение ситуации в местной экономике, области соцобеспечения, образования и культуры. Криминологическое предотвращение незаконных проявлений экстремизма является работой специализированных правительственных и неправительственных органов, а кроме того, их официальных представителей, направленной на то, чтобы выявить и устранить детерминанты правонарушений, и проводится на уровне всего государства, отдельного региона либо индивида.

В последнее время общегосударственному уровню предотвращения правонарушений на почве ненависти стало уделяться больше внимания. Национальная политика нацелена на непрерывное и публичное рассмотрение проблем межэтнического и межрелигиозного единства, развитие этнических культур. Был сформирован особый госорган по межэтническим отношениям для координации национальной политики в РФ. Местные органы в первую очередь нужны для предотвращения и противодействия криминализации общества.

Для предотвращения экстремизма на Северном Кавказе было предложено коренным образом поменять имеющийся там общинный механизм выбора и расстановки сотрудников на официальные правительственные должности в госорганах и муниципалитетах. Подобный механизм провоцирует возмущение жителей, дискредитирует правительство, ведет к разрастанию коррупции, а патриархальность местной жизни замедляет развитие социума. В статье приводится комплекс мероприятий по устранению иных детерминант регионального экстремизма, при этом особенный упор делается на религии.

Правовая база предотвращения экстремизма предназначена для обеспечения скоординированной антиэкстремистской работы, как правоохранителей, так и местных госорганов, социальных и религиозных организаций (принимая во внимание многочисленность (свыше 800) законов, обусловливающих неоднозначность принципов предотвращения экстремизма). В исследовательских целях все методы законного противодействия экстремизму были разделены на отдельные категории. К первой категории относятся правовые и административные способы профилактики экстремизма и сопутствующих ему правонарушений, ко второй – правовые и административные способы предотвращения подобных правонарушений, а к третьей – методы привлечения к ответственности.

Изучая практические случаи прокурорского реагирования на экстремизм, можно заметить, что прокуроры уделяют повышенное внимание предупреждениям и представлениям.

На Северном Кавказе очень эффективен такой метод предупредительного влияния, как призыв со стороны правоохранителей к индивидам, участвовавшим либо участвующим в деятельности бандформирований, к добровольному уходу из криминальной сферы. Субъекты предупреждения правонарушений в данном регионе осуществляют разъяснительную работу, в процессе которой освещаются не только наказания в рамках УК, но и поощрения. К примеру, привлечение к профилактическим мероприятиям членов семьи, старейшин и священнослужителей дало возможность Ингушетии значительно уменьшить, а Чечне полностью ликвидировать эпизоды ухода представителей молодого поколения в бандформирования. Разъяснительная деятельность с индивидами, втянутыми в криминальную сферу, и их родными, объяснение им сути статей 31 и 75, а также пункта «и» части 1 статьи 61 российского Уголовного Кодекса, а кроме того, примечаний статей Особой части УК, дала возможность возвратить множество людей в социум.

Изучение профилактических возможностей уголовного законодательства подталкивает к заключению о нецелесообразности использования статьи 66 «Назначение наказания за неоконченное преступление» применительно к обвиняемым, готовившим либо посягавшим на правонарушение террористического типа с экстремистской мотивацией. Мы предлагаем расширить данную статью частью 3.1 нижеследующего содержания:

«3.1. Положения ч. 2 и ч. 3 данной статьи не используются при присутствии в совершенном преступлении отягчающего обстоятельства, указанного в п. «е» статьи 63 Уголовного Кодекса».

Обосновывается утверждение о том, что при установлении диапазона правонарушений, в которых наличествует экстремистская компонента, следует принимать во внимание то, что все признаки экстремизма исходят из 2-х мотиваций – ненависти и вражды, считающихся ключевым субъективным признаком криминальных проявлений политического экстремизма. Объективные признаки подобных правонарушений описывают объект преступления, а кроме того жертву, владеющую определенной половой, расовой, национальной, языковой, религиозной принадлежностью и социальным статусом. Следовательно, профилактическая функция статьи 30 состоит в оценивании совершенного как подготовки к правонарушению на почве ненависти либо вражды, посягательства на преступление с подобной мотивацией и прекращения деяния до его завершения.

Список литературы

  1. Кагерманов А. С. С., Бидова Б. Б. Идеологические направления российского экстремизма конца XIX – начала ХХ вв // Научно-информационный журнал Армия и общество. 2014. № 2 (39). С. 45-48.
  2. Бидова Б. Б. Проблема противодействия политическому экстремизму на северном Кавказе: анализ и пути решения // Международное научное издание Современные фундаментальные и прикладные исследования. 2014. Спецвыпуск. С. 145-147.
  3. Бидова Б. Б. Социально-экономические и политические причины религиозного экстремизма. Религиозно-политический экстремизм и пути его преодоления // В сборнике: Государство и право: теория и практика. Материалы II Международной научной конференции. 2013. С. 55-59.

 

Материал поступил в редакцию 09.10.2017
© Дадаева М. С., 2017