Понятие экстремизма и сравнительно-правовой анализ законных методов борьбы с ним

Авторы: Дадаева Макка Сапарбековна

.

Рубрика: Юридические науки

Страницы: 101-103

Объём: 0,18

Опубликовано в: «Наука без границ» № 10 (15), октябрь 2017

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Дадаева М. С. Понятие экстремизма и сравнительно-правовой анализ законных методов борьбы с ним // Наука без границ. 2017. № 10 (15). С. 101-103.

Аннотация: В статье исследуется развитие российского законодательства о противодействии экстремизму, оцениваются имеющиеся в науке методы определения данного феномена, его классификации, а кроме того, определяется перечень нормативных положений современного иностранного законодательства.

Изучая характерные черты процесса развития отечественного антиэкстремистского законодательства, можно заметить, что необходимость в соответствующих законах появилась уже на ранних стадиях возникновения нашего государства, при этом повышенный интерес законодателей привлекали действия экстремистов на политической арене. Сильное беспокойство правительства по поводу экстремизма (в том числе его политической формы) предрешило приоритетность уголовно-правовых методов борьбы с ним как самых эффективных.

Перед революцией 1917 г. установление экстремистской компоненты в действиях субъекта социальных взаимоотношений определялось не только его преданностью стране и осуществляемой ею политике, но и его вхождением в конкретную религиозную либо национальную группу. Вот почему религиозно-национальный компонент был добавлен в содержание определения экстремизма [1, с. 145].

Во времена СССР и в постсоветской РФ термин «экстремизм» не включает религиозно-национальный компонент; он базируется на первоначальной трактовке экстремизма как радикальных действий, противоречащих закону и общепризнанным нормам.

Выполненное исследование экстремизма как научного термина дало возможность сформулировать его определение: экстремизм – это общественный, отрицательный феномен, выражающийся в комплексе опасных и караемых по закону действий, совершаемых в согласовании с некоторой идеологией, мнениями и взглядами, доведенными до крайности, чтобы добиться нужного эффекта, предопределенного данной идеологией, в некоторой сфере общественных взаимоотношений, имеющийся порядок каковой не признается экстремистами.

Учитывая начальный, филологический смысл термина «экстремизм» и приведенную выше его теоретическую конструкцию, можно предложить такую законодательную формулировку: правонарушения экстремистского типа представляют собой преступные действия, направленные на противозаконное присвоение, захват либо смену власти, а кроме того, влияние на принятие решений правительством в интересах экстремистов, а также действия на основе ненависти либо вражды к гражданам, исходя из их половой, расовой, национальной, языковой и религиозной принадлежности или политических взглядов, социального происхождения, занимаемой должности или социального статуса, или вхождения в чужую социальную группу [2, с. 46].

В юридическом плане эта формулировка, в отличие от нынешней законодательной трактовки термина «экстремизм», освобождает законодателя от потребности в законодательной фиксации полного списка видов экстремистских действий, а также дает возможность устранить препятствия, сопряженные с созданием соответственного понятийного аппарата.

Фундаментом классификации видов экстремистских действий должна служить область деятельности экстремистов.

Мы полагаем, что именно область деятельности экстремистов как дефиниция, содержащая в себе, помимо потребностно-мотивационного признака, также и способы совершения экстремистских действий, способна послужить критерием для разработки действенного комплекса мер, принимающего во внимание специфику конкретных типов экстремистской деятельности в борьбе с этим феноменом.

Исходя из действий экстремистов в конкретной области, можно разделить экстремизм на 2 следующих типа: внутриполитический (преступные действия в сфере внутренней политики государства) и внешнеполитический, то есть международный (преступные действия в сфере внешней политики). Оба указанных типа в то же время могут быть поделены, исходя из сути внешне- и внутриполитической деятельности (политический экстремизм в «узком» смысле, религиозный, националистский, финансовый, общественный и пр.) [3, с. 58].

Несмотря на важность уголовно-правовых методов борьбы с экстремистской деятельностью, самую большую нормативную базу, являющуюся законодательным фундаментом противодействия данному феномену в многочисленных странах, составляет блок особого чрезвычайного законодательства.

Специализированные нормативно-правовые положения большей части иностранных государств, направленные против экстремизма, равно как и криминальное законодательство в данной области, отличаются тенденцией к усилению ответственности за осуществление экстремистских актов.

Проанализировав иностранные нормативно-правовые положения, можно прийти к нижеследующим заключениям:

  • присутствие обширной базы чрезвычайного антиэкстремистского законодательства и благоприятный опыт его использования в некоторых иностранных государствах дает возможность не согласиться с суждениями экспертов, которые настаивают на ограничении положениями Уголовного Кодекса в борьбе с экстремизмом;
  • сопоставление отечественных и иностранных антиэкстремистских положений указывает на то, что трудность с противодействием экстремизму в нашей стране состоит не столько в несовершенстве российского законодательства, сколько в неправильности его использования на практике.

Список литературы

  1. Бидова Б. Б. Проблема противодействия политическому экстремизму на северном Кавказе: анализ и пути решения // Международное научное издание Современные фундаментальные и прикладные исследования. 2014. Спецвыпуск. С. 145-147.
  2. Кагерманов А. С. С., Бидова Б. Б. Идеологические направления российского экстремизма конца XIX – начала ХХ вв. // Научно-информационный журнал Армия и общество. 2014. № 2 (39). С. 45-48.
  3. Бидова Б. Б. Социально-экономические и политические причины религиозного экстремизма. Религиозно-политический экстремизм и пути его преодоления // В сборнике: Государство и право: теория и практика. Материалы II Международной научной конференции. 2013. С. 55-59.

 

Материал поступил в редакцию 09.10.2017
© Дадаева М. С., 2017