Социально-правовая сущность и виды проявлений политического экстремизма

Авторы: Бидова Бэла Бертовна

.

Рубрика: Юридические науки

Страницы: 93-96

Объём: 0,24

Опубликовано в: «Наука без границ» № 10 (15), октябрь 2017

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Бидова Б. Б. Социально-правовая сущность и виды проявлений политического экстремизма // Наука без границ. 2017. № 10 (15). С. 93-96.

Аннотация: В статье исследуется разница между оценками ученых и экспертов социальных корней политического экстремизма, исследуются трудности законодательной трактовки термина «экстремизм», основывающейся на мозаичном правиле указания особенностей его проявлений; исследуется политический экстремизм и его разнообразные проявления; исследуется часто встречающаяся в нашей стране разновидность политического экстремизма – террористическая деятельность, в первую очередь, обращенная против правоохранителей, чиновников, общественных и религиозных деятелей и членов их семей.

Социальная сущность экстремизма в особенности наглядно выражается в переходные этапы, когда совершаются глубокие социальные изменения, а общепринятые виды политических, межкультурных, общественных и межэтнических взаимодействий, их стабильность и функциональная слаженность проверяются на прочность процессами дезинтеграции. Некоторые исследователи полагают, что экстремизм как общественный феномен тяжело регулировать впрямую на уровне законодательства, вследствие его повсеместности и проникновения в структуру общественных процессов [1, с. 45].

На основе законодательного определения экстремизма различают несколько ключевых признаков политического экстремизма, которые классифицируются согласно двум аспектам – действию и мотиву. Действие отображает главный компонент объективной стороны состава правонарушения, а 2-й показатель – мотивация (причина) – представляет собой дополнительный параметр субъективной стороны состава правонарушения.

Согласно действию к основным признакам политического экстремизма необходимо причислять насилие или призыв к нему, призыв к смене конституционного строя, финансирование экстремистской деятельности, правонарушения, направленные против представителей власти, общественных и религиозных деятелей, правоохранителей, клевету, направленную на человека, занимающего государственный пост, терроризм, препятствование работе госорганов и их официальных представителей. Согласно мотиву к ключевым признакам данного типа правонарушения принадлежат запугивание, враждебность и исключительность (в плане исповедуемой религии или этнической принадлежности объектов).

Изучается процесс возникновения околокриминальных и противозаконных типов проявления политического экстремизма. Доказывается, что популяризация экстремистских настроений является логичным следствием сильного ослабления или полной беспомощности социальных и политических институтов, не могущих гарантировать стабильное, поступательное развитие общества и оправдать этнонациональные надежды.

В экстремизме как объекте криминологического исследования внимание привлекает его угроза для общества, качественные и количественные параметры, общественные и индивидуально-психологические детерминанты, создающие мотивацию, субъекты и их правонарушения, совершенные из-за ненависти либо вражды, и их результаты. С точки зрения криминологии экстремизм не ограничивается признаками правонарушений, описанными в УК и административном законодательстве.

В экстремизме необходимо выделять осознаваемую (открыто декларируемую) и бессознательную мотивацию. Первый тип мотивации легко выявляется, а со вторым могут возникать затруднения, поскольку иногда даже сам обвиняемый не способен разъяснить причины собственных поступков [2, с. 56].

Основываясь на таких понятиях философии, как «содержание» и «форма», автор подмечает, что характеризующим признаком экстремистских действий, то есть их содержанием, является государственная политика – как внутри страны, так и на международной арене. Под политическую деятельность государства подстраивается форма, возникают индивидуумы, протестующие против миграционной, общенациональной, финансовой и международной политики страны, вследствие чего создается мотивация для ненависти либо враждебных действий. Данным фактом поясняется то, что экстремизм более наглядно показывает собственную сложную и двойственную натуру в переходные этапы, когда совершаются серьезные социальные изменения.

В академической литературе различают разные типы экстремистских проявлений (финансовый, экологический, политический, государственный, религиозный, информационный и пр.), не приводя конкретных критериев классификации [3, с. 145].

Мы полагаем, что каждое караемое по закону проявление экстремизма необходимо оценивать как выражение несогласия с политической деятельностью государства. А критерием различения типов проявления подобного несогласия обязаны стать распространенные идеологии, на которых они основываются и которые образуют целевые установки обвиняемых. Данные целевые установки отражены в российском Уголовном Кодексе: действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, призывы к этому и осуществление правонарушений на основе ненависти либо вражды.

С точки зрения идеологии различают 3 типа выражения политического экстремизма на Северном Кавказе РФ: религиозный, националистский и сепаратистский. Данные виды проявления экстремизма коротко описываются, при этом замечается, что они обладают политическим содержанием, могущим иметь разные типы выражения. К примеру, террористическая деятельность может быть выражением одновременно религиозного, националистского и сепаратистского экстремизма.

Политический экстремизм трактуется как радикальные действия индивидуумов или их групп, а кроме того, законно либо незаконно функционирующих организаций, недовольных политикой государства в отношении соблюдения конституционных прав гражданина, вне зависимости от его половой, расовой, национальной принадлежности или исповедуемой религии, и организаций вне зависимости от их организационно-правовой разновидности.

В Федеральном законе от 25 июля 2002 г. № 114, посвященном противодействию экстремизму, в список действий, которые могут рассматриваться как экстремизм, было добавлено занятие терроризмом. Несмотря на то, что статья 282.1 Уголовного Кодекса в списке действий, для совершения которых создается экстремистское объединение, не содержит правонарушения террористического типа, экстремизм мало чем отличается от терроризма.

Как продемонстрировала антитеррористическая деятельность в Северокавказском регионе, именно экстремистские объединения, первоначально сформированные под идеей национализма, сепаратизма либо религии, постепенно преобразуются в террористические. Порой последние основываются на первых, являются их своеобразными отделениями, которые занимаются терроризмом в интересах экстремистского объединения.

Подчеркивается значимый показатель взаимной обусловленности политического экстремизма и террористической деятельности, ориентированных не только на силовое влияние на политическую деятельность страны, но и на ее искажение в наиболее неблагоприятном направлении.

Список литературы

  1. Кагерманов А. С. С., Бидова Б. Б. Идеологические направления российского экстремизма конца XIX – начала ХХ вв // Научно-информационный журнал Армия и общество. 2014. № 2 (39). С. 45-48.
  2. Бидова Б. Б. Социально-экономические и политические причины религиозного экстремизма. Религиозно-политический экстремизм и пути его преодоления // В сборнике: Государство и право: теория и практика. Материалы II Международной научной конференции. 2013. С. 55-59.
  3. Бидова Б. Б. Проблема противодействия политическому экстремизму на северном Кавказе: анализ и пути решения // Международное научное издание Современные фундаментальные и прикладные исследования. 2014. Спецвыпуск. С. 145-147.

 

Материал поступил в редакцию 09.10.2017
© Бидова Б. Б., 2017