акция

Горыгорецкая земледельческая школа

Авторы: Пичужкин Н. А.

.

Рубрика: Исторические науки

Страницы: 32-36

Объём: 0,30

Опубликовано в: «Наука без границ» № 3 (8), март 2017

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Пичужкин Н. А. Горыгорецкая земледельческая школа // Наука без границ. - 2017. - № 3 (8). - С. 32-36.

Аннотация: в статье рассмотрены причины и предпосылки появления одного из первых в Российской империи сельскохозяйственного учебного заведения среднего уровня, проанализирован механизм его функционирования.

Обоснованность открытия каждого нового учебного заведения в сфере аграрного образования принято определять необходимостью повышения уровня образования среди крестьян. Модернизация сельскохозяйственного производства могла состояться только при условии повышения, как общей аграрной грамотности, так и при значительном увеличении специалистов, прежде всего агрономов. Обозначенное условие верно и при образовании Горыгорецкой земледельческой школы в Белоруссии, на западе Российской империи.

Одной из предпосылок выбора Могилевской губернии для будущей школы и института стала сложность национального вопроса на территории Белоруссии. Польское восстание 1830–1831 годов и рост сепаратизма на западе империи заставили правительство принять ряд мер охранительного характера. Одной из них и стало образование специального учебного заведения.

Впервые о необходимости появления в Белоруссии учебного заведения высшего уровня заявил попечитель Белорусского учебного округа, выдающийся педагог Григорий Иванович Карташевский (1777–1840). Возглавив и изучив вверенный ему округ, Карташевский предложил открыть «высшее училище, в котором тамошнее юношество может получать окончательное образование, не имея надобности отправляться для того ни в отдаленные русские университеты, ни в Виленский» [1]. После польского восстания, следствием которого стало закрытие Виленского университета, вопрос еще более актуализировался. По ряду причин новый университет был открыт в Киеве. Но, по справедливому замечанию исследователя Горыгорецкой земледельческой школы С. Г. Цитовича, «по своей отдаленности Киеву трудно было стать средоточием учащейся молодежи Белоруссии» [2, с. 43].

В 1835 году в Могилевской губернии начат поиск места для будущего учебного заведения, эту работу вели чиновники министерства финансов Р. Штейгер (агроном) и А. Завадовский. Они исследовали казенные имения, изучали их возможности и материальную базу для будущей сельскохозяйственной школы. Имеющаяся у чиновников инструкция требовала «обратить особое внимание на казенные имения Горыгорецкое и Быховское», находящиеся в Оршанском уезде. Для будущей школы представляла интерес не только материальная база, но и почва, пригодная для опытов по применению многопольных севооборотов.

Летом 1835 года Штейгер и Завадовский исследовали пять имений в Могилевской губернии, осенью – еще пять имений в Киевской губернии. Чиновники решили, что «цель устроения земледельческой школы скорее будет достигнута в Могилевской губернии, нежели в Киевской». Опыт чиновников подталкивал министерство финансов и лично министра Егора Францевича Канкрина (1774–1845) именно к Горыгорецкому имению. Выводы чиновников стали решающими, окончательный выбор был сделан. 11 апреля 1836 года Канкрин представил в «Комитет об усовершенствовании земледелия» докладную записку, о которой будет сказано ниже.

Рассмотрим, что же собой представляло Горыгорецкое имение. Его название соединяет в себе два местечка: Горы и Горки. Имение насчитывало 108 деревень, объединенных в 18 фольварков (хозяйств, запашек), имелась крупная полотняная фабрика. Горецкие крестьяне скорее бедствовали, чем благоденствовали. Имение было разорено в 1812 году, после чего молодой помещик Соллогуб не смог поправить дела. За Соллогубом имелся долг перед государством, так как он не смог обеспечить контракт на поставку сухарей для русской армии. Несмотря на то, что армия под командованием М. И. Кутузова справилась с «супостатом» и без Горыгорецких сухарей, долг за Соллогубом остался, тем более, что со стороны государства контракт заключал будущий министр финансов Канкрин. За долги, превышающие 4,5 млн рублей, министр конфисковал имение в казну. Вероятно, имение находилось в самом плачевном состоянии, ведь за 1831–1836 годы на него не нашлось не только покупателя, но и арендатора. Возможно, в их отсутствии виноваты действия Могилевского губернатора Врангеля, не желавшего смягчить условия аренды или покупки.

Итак, докладная записка Е. Ф. Канкрина была рассмотрена в «Комитете об усовершенствовании земледелия», все пять его членов одобрили план министра. 24 апреля 1836 года решение Комитета было утверждено императорским указом. В том же году было принято Положение Горыгорецкой земледельческой школы (далее – ГЗШ), ставшее первым значительным законодательным актом по сельскохозяйственному образованию в России. Согласно Положению, ГЗШ находилась под контролем министерства финансов.

Непосредственное управление школой осуществляла так называемая «Контора» – администрация школы и всего Горыгорецкого имения. В Контору входили директор ГЗШ, профессор агрономии и главный надзиратель. Обязанности директора понятны и без отдельного рассмотрения. Профессор агрономии контролировал весь учебный процесс от организации занятий до контроля над успеваемостью. В обязанности главного надзирателя входили контроль над поведением учащихся и полицейские функции по всему имению.

Вместе с положением было утверждено и штатное расписание ГЗШ. Оно предусматривало наличие девяти преподавателей школы: трех профессоров, учителей арифметики, грамматики и чистописания, геодезии, Закона Божьего, а также специалистов межевого дела.

ГЗШ делилась на младший (первый) и старший (второй) разряды, младший должен был стать базой для старшего, хотя на практике этого не произошло. Никакого сословного ценза не существовало. Ограничения определялись возрастом (от 16 до 20 лет), умением читать и писать, а также состоянием здоровья. Обучение «перворазрядников» продолжалось три года. Выпускники первого разряда – «земледельческие ученики», могли поступать на работу в помещичьи или казенные имения. Фактически выпускники первого разряда приравнивались к выпускникам низших сельскохозяйственных школ, при этом статус ГЗШ определял ее как учебное заведение среднего уровня.

Сельскохозяйственное образование любого уровня предполагает наличие существенной практической подготовки. В 1845 году была открыта Горыгорецкая образцовая ферма, использующая базу низшего отделения ГЗШ. На ферме «передовым земледельческим приемам ежегодно обучалось до 40 учащихся» [3, с. 87].

Второй разряд ГЗШ предполагалось формировать только выпускниками первого, на деле же получилось иначе: таких учащихся попросту не хватало для функционирования второго разряда. Тем не менее, ГЗШ стала первым сельскохозяйственным учебным заведением, имеющим основные признаки как начального, среднего, так и высшего аграрного образования. К сожалению, во второй разряд не принимали людей «крепостного состояния». Учащиеся второго разряда изучали как общеобразовательные предметы – физику, химию, ботанику, зоологию, так и специальные – агрономию, лесоводство, сельскую архитектуру, осушение болот. При этом агрономия, как учебный предмет, в учебном расписании ГЗШ названа впервые в России. Агрономическую практику в ГЗШ вел тот самый Р. Р. Штейгер, сыгравший одну из ключевых ролей в выборе места для будущего учебного заведения.

Торжественное открытие Горыгорецкой земледельческой школы состоялось 15 августа 1840 года, спустя четыре года после ее основания. Обучение началось только для семи учеников. Ровно через два года, 15 августа 1842 года, состоялось открытие второго разряда, в названии которого слово «старший» было вытеснено термином «высший». Лишь через полтора года на высшем отделении появились ученики: «были приняты без экзамена три ученика из Петербургского университета и Петербургской медико-химической академии» [4, с. 285]. Всего на низший разряд ГЗШ в период с 1840 по 1848 годы поступило 27 человек, закончило его только двое, на высший разряд поступило 24 человека, завершило обучение 13 человек.

В июне 1848 года было принято решение на базе высшего отделения ГЗШ открыть Горыгорецкий земледельческий институт (далее – ГЗИ), его работа достойна отдельного рассмотрения. Отметим только то, что количество выпускников института выгодно отличалось от количества выпускников ГЗШ: с 1854 по 1865 год ГЗИ из своих стен выпустил 499 человек [4, с. 309]. Низшее отделение в том же 1848 году преобразовано в земледельческое училище. Оно готовило приказчиков, управляющих имениями, бухгалтеров.

В июле 1863 года Горыгорецкий земледельческий институт решено перевести в Санкт-Петербург, «в Горках же остались училище, учебная ферма, землемерно-таксаторские курсы» [4, с. 170]. Официально озвученные причины этого шага мы приводить не будем, так как они не соответствуют действительности. Действительной причиной закрытия института стало участие студентов и преподавателей в масштабных антиправительственных выступлениях в апреле 1863 года. Здесь еще раз укажем на «польский вопрос». Исследователь деятельности Горыгорецкого учебного заведения С. Г. Цитович пишет: «Перед 1863 г. значительно выросло также общее количество учащихся в Горках, пополнившись разночинной, по преимуществу польской молодежью» [2, с. 201]. После закрытия Виленского университета поляки стали заполнять Киевский университет, где их стало более половины. В Горыгорецком земледельческом институте поляки стали доминировать не только количественно, но и идейно, распространяя антиправительственные настроения. После подавления антиправительственного выступления пять преподавателей были осуждены и приговорены к лишению свободы и ограничению в гражданских правах. Из 91 ученика училища 11 обвинялись как участники беспорядков, из них трое приговорены к каторге, семеро сосланы, один оправдан. Всего среди учащихся всех уровней Горыгорецкой земледельческой школы, института и фермы к следствию «привлечено 63 человека, из которых 26 отправлены на каторгу, 33 – в ссылку, двое были оправданы судом» [4, с. 171].

Горыгорецкая земледельческая школа прошла через многочисленные реорганизации, была сохранена и новой властью после революции 1917 года. В 1919 году в Горках восстановлено высшее учебное заведение, в наши дни на землях бывшего Горыгорецкого имения располагается Белорусская государственная сельскохозяйственная академия.

Список литературы

  1. Сборник постановлений по МНП. Т. II. № 116, СПб, 1864.
  2. Цитович С. Г. Горыгорецкий земледельческий институт (1836–1864). – Горки. Изд-во Белорусской сельскохозяйственной академии, 1960.
  3. Пичужкин Н. А. Низшее сельскохозяйственное образование в царской России. История и люди. – М. : ООО «УМЦ «Триада», 2016.
  4. Васильев В. П., Пичужкин Н. А. Становление и развитие системы аграрного образование в России (XIX – начало XX века). – М. : ООО «УМЦ «Триада», 2017.

Материал поступил в редакцию 30.03.2017
© Пичужкин Н. А., 2017