акция

Порок в субъекте как основание для признания завещания недействительным

Авторы: Халилова Г. Р.

.

Рубрика: Юридические науки

Страницы: 64-70

Объём: 0,40

Опубликовано в: «Наука без границ» № 3 (8), март 2017

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Халилова Г. Р. Порок в субъекте как основание для признания завещания недействительным // Наука без границ. - 2017. - № 3 (8). - 64-70.

Аннотация: В статье рассмотрены проблемные аспекты наследственного права, такие как влияние порока в субъекте и основания для признания завещания недействительным. Решением поставленной проблемы признания недействительными завещаний с пороками в субъекте является создание Единой информационной базы лиц, признанных недееспособными.

Актуальность темы исследования состоит в том, что в настоящее время значительная доля споров в судебной практике посвящена вопросу о недействительности завещания. Желает человек или нет, но он хотя бы раз в жизни сталкивается с наследственным правом. Согласно ч. 4 ст. 35 Конституции РФ право наследования гарантируется государством [1]. В повседневной жизни предпочтение отдается наследованию по завещанию, поскольку оно непосредственно связано с полномочиями собственника – права распоряжения.

Согласно статье 1131 ГК РФ завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Одной из распространенных причин признания законодательно закрепленных видов завещаний недействительными являются пороки в субъекте. Прежде всего, речь идет об отсутствии завещательной дееспособности у лица, совершающего завещание.

Исследованием вопросов пороков в субъекте, влекущих признание сделок недействительными, в разное время занимались М. И. Брагинский, В. В. Витрянский, О. С. Иоффе, О. А. Красавчиков, И. Б. Новицкий и другие. Обширен список исследователей правового регулирования наследования по завещанию и правовой природы завещания. Здесь можно назвать, в частности, труды С. С. Алексеева, Г. И. Жарковой, Д. Г. Козлова, М. В. Никоновой, В. И. Серебровского. Однако вопросы признания завещания недействительным, остались недостаточно исследованы в правовой науке. Это свидетельствует о необходимости обращения к теме с учётом особенностей объекта недействительности – завещания как односторонней сделки, единственный участник которой к моменту оспаривания уже не находится в живых.

Цель работы – провести анализ проблемных аспектов порока в субъекте, как основания для признания завещания недействительным.

Согласно п. 1 ст. 21 ГК РФ в полном объеме гражданская дееспособность возникает с наступлением совершеннолетия, то есть при наступлении восемнадцатилетнего возраста. Однако, понятие «завещательная дееспособность» нормативно не закреплено. Исходя из природы и сущности данного правового явления, следует отметить, что завещательной дееспособностью является способность гражданина, предоставленная ему законом, своими действиями самостоятельно осуществлять гражданское право по распоряжению принадлежащим ему имуществом на праве собственности, на случай смерти.

Данная правовая дефиниция тесно связана с нормой ст. 1118 ГК РФ, которая устанавливает, что завещание может быть совершено гражданином, обладающим дееспособностью в полном объеме. Несоблюдение данного правила влечёт недействительность завещания на основании общей нормы – ст. 168 ГК РФ, при отсутствии применимых специальных оснований [2].

Итак, все сделки, совершенные недееспособным лицом, являются недействительными. В связи с этим возникает проблема установления дееспособности гражданина. В настоящее время существует возможность установить дееспособность гражданина по паспорту, однако, данная процедура дает возможность определить только наступление совершеннолетия гражданина, что носит лишь частичный характер в установлении дееспособности, и не дает полной картины о психическом состоянии. Подобные обстоятельства нередко становятся предметом злоупотребления в корыстных целях. При этом, воспользоваться тем, что у стороны сделки или третьего лица (нотариуса) отсутствует возможность установить наличие решения суда о признании гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным, могут как подопечные лица, их опекуны и попечители, так и контрагенты по сделке.

В случае удостоверения сделок, нотариус должен осуществлять проверку дееспособности граждан, обратившихся за совершением нотариального действия (ст. 43 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате) [3], следовательно, нотариусом устанавливается достижение сторонами восемнадцатилетнего возраста (возрастная дееспособность). В тоже время, данная статья не раскрывает других способов и порядка проверки дееспособности граждан, кроме способа установления дееспособности по достижению определенного возраста. Также, статья не содержит отсылочных норм к законодательным актам, в которых содержатся положения, регламентирующие способ и порядок проверки дееспособности гражданина, обратившегося за совершением нотариального действия.

Попытки законодательно регламентировать способ и порядок проверки дееспособности граждан, обращающихся за совершением нотариальных действий, были предприняты Министерством юстиции Российской Федерации совместно с Федеральной нотариальной палатой. Однако в утверждённых Методических рекомендациях по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации [4] (далее – Методические рекомендации отдельных видов нотариальных действий) и Методических рекомендациях по удостоверению завещаний, принятию нотариусом закрытого завещания, вскрытию и оглашению закрытого завещания [5] (далее – Методические рекомендации по удостоверению завещаний) единого порядка проверки дееспособности граждан, обратившихся за совершением нотариальных действий отражено не было. Так, в соответствии с п. 18 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий, при удостоверении сделок с участием несовершеннолетних, недееспособных или не полностью дееспособных нотариус проверяет наличие согласия их законных представителей и (или) органа опеки и попечительства на совершение сделки, когда это требуется в соответствии с законом (например, п. 1 ст. 26, п. 1 ст. 30, п. 2 ст. 37, п. 4 ст. 292 ГК РФ и др.). В п. 8 Методических рекомендаций по удостоверению завещаний сказано, что дееспособность завещателя определяется нотариусом путем проверки документов, подтверждающих приобретение дееспособности в полном объеме.

Способность завещателя отдавать отчет в своих действиях проверяется путем проведения нотариусом беседы с завещателем. В ходе беседы нотариус выясняет, насколько адекватны ответы завещателя на задаваемые вопросы, в связи с чем, нотариус делает вывод о возможности гражданина понимать сущность своих действий. Не подлежат нотариальному заверению завещания от имени гражданина, не признанного судом недееспособными, но который не способен осознавать значение своих действий или руководить ими (например, из-за болезни, наркотиков или алкоголя и т. д.), что делает невозможным выполнение нотариусом возложенной на него обязанности – проверить, что содержание сделки отражает фактические намерения сторон, а также объяснить сторонам смысл и ценность содержания сделки (статья 54 Основ законодательства о нотариате). В этом случае, нотариус отказывает в совершении нотариального акта, гражданину поясняется право подать заявление на оформление завещания после прекращения обстоятельств, препятствующих его заверению.

Очевидно, что даже при наличии прямого указания в законе, о том, что нотариус осуществляет проверку дееспособности граждан, обратившихся за совершением нотариального действия, установить наличие решения суда о признании гражданина, обратившегося к нотариусу, недееспособным или ограничено дееспособным без наличия соответствующей базы данных не представляется возможным или затруднительным, а из личной беседы с гражданином не всегда можно сделать вывод о возможности гражданина понимать сущность своих действий.

В качестве примера из судебной практики можно привести Решение Туапсинского городского суд Краснодарского края от 23 сентября 2015 года [6]. Истец просил признать недействительным завещание, которое было составлено наследодателем и удостоверено нотариусом, в связи с тем, что на момент совершения завещания наследодатель находился в таком состоянии здоровья, когда он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими.

В судебном заседании было установлено, что наследодатель в момент совершения завещания находился в преклонном возрасте (88 лет), перед своей смертью наследодатель перенес очередной инсульт и в период времени с 28 октября по 17 ноября 2014 г. находился на стационарном лечении в неврологическом отделении МБУЗ «Туапсинская районная больница» по поводу острого нарушения мозгового кровообращения. Факт нахождения наследодателя в период времени с 28 октября по 17 ноября 2014 г. на стационарном лечении в неврологическом отделении МБУЗ «Туапсинская районная больница» подтвердили: медицинская карта стационарного больного, показания в судебном заседании свидетелей, которые объясняли, что близко знали покойного, который незадолго до смерти получил еще один удар, находился на стационарном лечении в районной больнице до того как он умер. После перенесенного инсульта, он не мог говорить связно, то есть, не мог выразить свои мысли другим лицам.

Суд признал завещание, удостоверенное нотариусом, недействительным. В решении суда было указано, что, находясь в болезненном состоянии при удостоверении завещания, наследодатель был не способен понимать значение своих действий и руководить ими [2].

Недействительными являются также сделки, совершенные несовершеннолетними. Можно отметить, что ни самостоятельно, ни с согласия законных представителей несовершеннолетние по общему правилу составлять завещания не вправе, так как это противоречит императивной норме пункта 2 ст. 1118 ГК РФ. Казалось бы, что такое право может возникнуть у указанных лиц при обретении полной дееспособности в результате эмансипации или вступления в брак.

В то же время на сегодняшний день правовая доктрина относит право эмансипированных лиц и вступивших в брак до восемнадцати лет совершать завещание к спорным вопросам. Например, П. С. Никитюк придерживается мнения, что «факт нахождения несовершеннолетнего в браке не меняет уровня его интеллектуальной зрелости» [7]. По мнению В. И. Серебровского «у гражданина, не достигшего 18 лет, полной сознательности к существу совершаемых завещательных распоряжений может и не быть» [8]. Указанные ученые считают, что нахождение несовершеннолетнего в браке или эмансипация не создает для него завещательной дееспособности. Однако, нормы ст. 1118 ГК РФ о правомочии завещать полностью дееспособными гражданами не противоречат нормам статей 21, 27 ГК РФ о полной дееспособности несовершеннолетних, вступивших в брак или эмансипированных. Указанные категории граждан в силу предоставленным законом прав участвуют в гражданском обороте, получают доходы от предпринимательской и трудовой деятельности, приобретают имущество на праве собственности, которым вправе распоряжаться по своему усмотрению, в том числе и посредством реализации своей завещательной дееспособности, т. е. путем составления завещания.

Решением проблемы признания недействительными завещаний с пороками в субъекте является создание Единой информационной базы лиц, признанных недееспособными. Согласимся с мнением отдельных российских цивилистов [9, 10], которые полагают, что для соблюдения устойчивости гражданского оборота, а также для защиты прав и интересов как недееспособных или ограниченно дееспособных лиц, так и их возможных контрагентов по сделкам, необходимо создание Единой информационной базы. Доступ к данной единой информационной базе должны иметь официальные государственные органы, которым такая информация может быть необходима по характеру их деятельности и выполняемых ими функций, а также нотариусы.

Список литературы

  1. Конституция Российской Федерации, принята референдумом 12.12.93. (ред. от 21.07.2014 с изменениями, вступившими в силу с 22.07.2014) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://graph.document.kremlin.ru.
  2. Фабричная Т. Б., Шулепова А. Удостоверение завещания нотариусом: теория и практика. Проблема недействительности завещания [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/udostoverenie-zaveschaniya-notariusom-teoriya-i-praktika-problema-nedeystvitelnosti-zaveschaniya.
  3. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. ВС РФ 11.02.1993 № 4462-1) (ред. от 03.07.2016) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 10. – Ст. 357.
  4. Об утверждении Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации: Приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 15 марта 2000 г. № 91 // Бюллетень Минюста РФ. – 2000. – № 4.
  5. Методические рекомендации по удостоверению завещаний, принятию нотариусом закрытого завещания, вскрытию и оглашению закрытого завещания: Протокол № 04/04 утв. Решением Правления ФНП от 01–02 июля 2004 г. // Нотариальный вестник. – 2004. – № 9.
  6. Решение суда о признании завещания недействительным от 23.09.15. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rospravosudie.com/law.
  7. Никитюк П. С. Наследственное право и наследственный процесс (Проблемы теории и практики). – Кишинев: Штиинца, 1993. – 258 с.
  8. Серебровский В. И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. – М. : Статут, 2003. – 558 с.
  9. Серова О. А. О проблеме оценки нотариусами дееспособности гражданина // Нотариус. – 2016. – № 3. – С. 18–20.
  10. Асеева А. А. Информационная доступность к сведениям о лицах, признанных недееспособными // Юридический мир. – 2015. – № 8. – С. 43–47. 

Материал поступил в редакцию 25.03.2017
© Халилова Г. Р., 2017