Российские протестанты в XXI веке

Авторы: Симонов Игорь Валентинович

.

Рубрика: Социологические науки

Страницы: 80-85

Объём: 0,44

Опубликовано в: «Наука без границ» № 4(32), апрель 2019

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Симонов И. В. Российские протестанты в XXI веке // Наука без границ. 2019. № 4(32). С. 80-85.

Аннотация: В статье рассматриваются особенности протестантских религиозных организаций России, на основании которых можно сделать вывод о большей социальной значимости протестантизма в стране, чем может показаться при рассмотрении статистических данных об этих организациях.

Среди многих смелых прогнозов о развитии религиозно-общественной ситуации в постсоветской России, которые давались в конце 1980-х – начале 1990-х годов, был прогноз о «протестантизации» страны, выходе протестантских организаций на уровень, который позволит им реально конкурировать по численности верующих и храмов с Русской Православной Церковью Московского Патриархата (РПЦ МП).

Данный прогноз, как достаточно легко можно было предугадать, не сбылся. Россия не стала и не становится «протестантской страной» [1]. Протестанты после 500-летия Реформации остаются в религиозном пейзаже России хотя и значительным, но меньшинством. Автор статьи придерживается широкой трактовки термина «протестанты», понимая под таковыми все религиозные движения, возникновение которых было бы невозможно без идей Реформации, и которые при этом не отошли от фундаментальных принципов христианского вероучения, как это сделали Свидетели Иеговы и Церковь Иисуса Христа святых последних дней.

Согласно данным на 2015 год, протестантские организации составляют 16,3% от всех зарегистрированных в Российской Федерации религиозных организаций (РПЦ МП – 58,3%; мусульманские объединения – 18,5%) [2].

При этом в ряде федеральных округов, например, Приволжском, доля протестантских организаций среди общего числа зарегистрированных религиозных объединений еще меньше [3, С. 294]. По различным социологическим опросам к протестантам себя причисляют максимум 5% населения [4].

Вместе с тем, протестантам удалось существенно расширить своё присутствие на религиозном поле по сравнению и с советской эпохой, и с периодом Российской Империи в отношении как количества представленных протестантских деноминаций, так и количества общин. Это символично проявляется даже в архитектурном облике многих российских крупных городов. Так, в Нижнем Новгороде до революции 1917 года было одно культовое протестантское здание храмового вида – лютеранская кирха, в советское время снесенная. Сегодня в городе восемь протестантских зданий храмовой архитектуры, принадлежащих адвентистам, баптистам, лютеранам, пятидесятникам различных направлений (не считая прочих принадлежащих протестантам строений).

Стоит отметить, что зарегистрированное количество объединений такой традиционной для России христианской конфессии как старообрядчество на порядок меньше, чем у протестантов (1,3% и 16,3% от общего числа зарегистрированных религиозных общин России) [2].

Существует целый ряд характеристик современного российского протестантизма, которые позволяют не только «гарантировать» будущее этой конфессии в России, но и предположить, что социальная роль протестантизма более значима, чем может показаться при рассмотрении статистических данных.

Вот некоторые из этих факторов:

1. Социологические особенности, присущие протестантизму в целом: принцип «прямого», фиксированного членства в общине (в отличие от зачастую анонимного членства в православном сообществе), вступление в общину сознательно, в совершеннолетнем возрасте (в большинстве случаев), регулярное посещение верующими молитвенных собраний, больший общинный контроль над верующими по сравнению с православными и мусульманскими организациями (предполагающий, в частности, исключение из общин за различные нарушения). Сюда же следует добавить наличие демократических моментов в протестантской жизни: выборность священнослужителей и руководителей (по крайней мере, формально-процедурная), участие рядовых верующих в различных общих небогослужебных собраниях. Результатом действия данных факторов является большая сплоченность членов протестантских организаций, в том числе, при возможных трудностях и случаях дискриминации, способность мобилизовывать необходимые финансовые средства без излишней зависимости от отдельных богатых членов общины, как это часто случается в православных приходах и мусульманских махаллях.

В связи с вышеуказанным стоит отметить стабильность протестантских организаций постсоветского периода. Так, в Нижегородской области большинство новых протестантских объединений, возникших в начале 1990-х годов, продолжают свое существование и сегодня (во многих случаях – с прежними руководителями).

Данные особенности протестантских общин давно поняли политики, общественные деятели. Так, в Нижегородской области на выборах различного уровня кандидаты, активно позиционирующие себя в СМИ как православные и даже как неприятели «сектантов», неоднократно без огласки вступали в контакт с протестантскими организациями в целях получения их поддержки на выборах.

2. Протестантизм в России – это, в основном религия городского населения, более того, населения преимущественно крупных городов. Городское население играет ведущую роль в социальной жизни и «городской» характер протестантских общин способствует их социальной значимости.

3. Российские протестантские организации разных уровней к настоящему времени создали для себя необходимую материальную базу. Если в начале 1990-х годов значительная часть новых протестантских (прежде всего, пятидесятнических объединений) арендовала для молитвенных собраний помещения клубов, домов культуры, кинотеатров, то сегодня в крупных городах большинство протестантских организаций имеет собственные здания, либо обеспечено площадями, в отношении которых отсутствует угроза их лишиться (они принадлежат аффилированным предпринимателям или нерелигиозным организациям). Нередко бывает так, что в крупных городах, при явно большем количестве жителей-мусульман, чем протестантов, у последних больше объектов недвижимости даже храмовой архитектуры. Так, в Н.Новгороде действует три мечети и восемь протестантских культовых зданий. В Н.Новгороде, Перми, в отдельных других городах протестантские организации приобрели в собственность дома культуры большой площади, ранее принадлежавшие советским индустриальным предприятиям. В Нижнем Новгороде ряд протестантских организаций имеет базы отдыха, детские лагеря со стационарными строениями.

4. На сегодняшний момент российским протестантам удалось многого добиться в вопросе подготовке кадров священнослужителей и иных церковных работников. В России действуют Заокский университет Церкви Христиан-Адвентистов Седьмого Дня (с 1988 г.), Санкт-Петербургский христианский университет (с 1990 г.), Кубанский евангельский христианский университет (с 1992 г.), Московская богословская семинария евангельских христиан-баптистов (с 1993 г.), Теологический институт Церкви Ингрии (с 1995 гг.) и Теологическая семинария Евангелическо-Лютеранской Церкви (с 1997 г.) в Ленинградской области.

5. Протестантские объединения России сумели создать систему социальной работы, действие которой направлено не только на своих единоверцев. Речь идет как об «обычной» благотворительности, так и о работе с лицами из «групп риска». Протестантские организации России известны, например, своей работой по реабилитации наркозависимых. Так, в регионах Приволжского федерального округа в 2014 году действовало 44 созданных протестантами реабилитационных центра для наркозависимых, в то время как аналогичных центров, созданных православными, было лишь 20 [5].

При этом социальная работа протестантов не ограничивается группами риска и обездоленными. Адвентисты седьмого дня реализуют просветительские программы, направленные на преодоление алкогольной и табачной зависимостей, ознакомление с передовыми методами сельского хозяйства. Для лютеранских организаций характерно проведение открытых концертов классической музыки, иных культурных мероприятий.

6. Сильной стороной деятельности протестантских организаций России является их в значительной степени консолидированная социально-политическая позиция, солидарность, проявляемая несмотря на объективные вероучительные противоречия и конкурентные моменты. С 2002 года действует Консультативный совет глав протестантских церквей России, значимость которого вряд ли серьезно уменьшил выход из него баптистов в 2015 году. В ряде субъектов Федерации подобные структуры существуют на региональном уровне, будучи в отдельных случаях оформленными официально или, чаще, неформальными.

Российские адвентисты, баптисты, пятидесятники, евангельские христиане и пресвитериане в 2009 году выпустили совместно разработанный документ «Социальная позиция протестантских церквей в России» [6].

Такая сплоченность российских протестантских объединений способствует тому, что властные структуры воспринимают их не по отдельности, а в качестве «единого фронта».

7. В качестве важной черты российского протестантского сообщества следует назвать то, что, вопреки ряду публицистических заявлений, протестантизм не стал в России «религией оппозиции», а протестанты - «инструментом “мягкой силы” в руках Запада» [7]. Так, подавляющее большинство протестантских лидеров занимают, как минимум, лояльную позицию к власти в связи с событиями на Украине, несмотря на тесные связи с украинскими протестантскими общинами.

Сегодня перед протестантским организациями стоят те же проблемные вопросы, что и перед «Церковью большинства» - Русской Православной Церковью Московского Патриархата. Эти проблемы обусловлены общим состоянием российского общества, социально-экономической ситуацией в стране. При этом у протестантов есть дополнительные трудности, связанные со сложившейся в России моделью государственно-конфессиональных отношений, предполагающей преференции для «традиционных» религий: РПЦ МП и, особенно в соответствующих регионах, для мусульманских объединений. Однако практика показывает, что данные проблемы, в целом, решаются. Своей ответственной общественной позицией, реальным социальным служением, законопослушностью протестантские организации завоевывают доверие власти на местах и доверие непротестантского населения. Стоит обратить внимание на ряд примеров избрания или назначения общественных деятелей, придерживающихся протестантского исповедания, в состав различных региональных совещательных органов (общественных палат, молодежных общественных палат и проч.), а также, порой, на ответственные властные посты. Самый известный случай – избрание мэром города Тольятти на период 2012-2017 годов евангельского христианина-баптиста С.И.Андреева, не скрывавшего своей конфессиональной принадлежности [8, 9].

Список литературы

1. Александр Трифонов: Россия становится протестантской страной [Электронный ресурс] // Утро.Ру. 08.09.2005. Режим доступа: https://utro.ru/articles/2005/09/08/474925.shtml (дата обращения: 09.02.2018)
2. Состав и количество религиозных организаций, сведения о которых внесены в ведомственный реестр зарегистрированных в Российской Федерации некоммерческих организаций на 01.07.2015 года [Электронный ресурс]// Интерфакс-Религия. Режим доступа: http://www.interfax-religion.ru/?act=reference&div=98 (дата обращения: 16.02.2019). Процентные показатели подчитаны автором статьи на основе абсолютных показателей источника.
3. Симонов И. В. Религиозная ситуация в Волго-Уральском регионе России: статистический аспект / Религии России: проблемы социального служения и патриотического воспитания: Коллективная монография // Под. ред. О. К. Шиманской. – Н. Новгород: ФГБОУ ВПО «НГЛУ», 2014. – С. 294.
4. Каргина И. Г. Влияние кризиса на протестантские конфессии в современной России // Теория и практика общественного развития. 2014. № 2. С.102.
5. В Заволжье действует реабилитационный центр имени евангелиста Луки, созданный объединением церквей евангельских христиан-баптистов Нижегородской области и Республике Чувашия [Электронный ресурс] // Агентство религиозной информации-Нижегородская область (АРИ-НО). 02.03.2017. Режим доступа: http:// religio52.ru/protestant2017/8monatoj.html (дата обращения: 19.01.2018)
6. Социальная позиция протестантских церквей в России [Электронный ресурс] // Консультативный совет глав протестантских церквей России. Режим доступа: http://www.g-protestant.com/documents/docs/article/81397 (дата обращения: 17.02.2019)
7. Ольга Четверикова: Протестантизм сегодня – от «встречи тысячелетия» к «торжеству пятисотлетия» [Электронный ресурс] // Завтра. 15.01.2017. Режим доступа: http://zavtra.ru/blogs/protestantizm_segodnya (дата обращения: 16.02.2019)
8. Евангельский христианин Сергей Андреев подал документы на участие в выборах мэра Тольятти [Электронный ресурс] // Сетевое издание «Религия и право». 22.12.2011. Режим доступа: http://www.sclj.ru/massmedia/detail.php?ELEMENT_ID=3717 (дата обращения: 13.11.2017)
9. На выборах мэра Тольятти самовыдвиженец-баптист разгромил кандидата-единоросса [Электронный ресурс] // NEWSru.com. 19.03.2012. Режим доступа: http://www.newsru.com/russia/19mar2012/andreev.html (дата обращения: 13.11.2017).

 Материал поступил в редакцию 12.04.2019
© Симонов И. В., 2019