акция

Опыт передовых русских помещиков на пути интенсификации феодального хозяйства

Авторы: Зайцев Г. С.

.

Рубрика: Исторические науки

Страницы: 32-36

Объём: 0,29

Опубликовано в: «Наука без границ» № 4 (4), ноябрь

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Зайцев Г. С. Опыт передовых русских помещиков на пути интенсификации феодального хозяйства // Наука без границ. - 2016. - № 4 (4). - С. 32-36.

Аннотация: В данной статье рассмотрены передовые хозяйства помещиков конца XVIII–начала XIX веков на примере Д. М. Полторацкого и Д. П. Шелехова, изучены и проанализированы их имения, структура. Доказана необходимость перехода к передовым методам ведения сельского хозяйства, новой сельскохозяйственной технике, свободному найму специалистов. Рассмотрены специализированные сельскохозяйственные школы Полторацкого и Шелехова, изучены методы обучения в них.

На рубеже XVIII–XIX веков Россия развивалась как феодально-аграрное государство с экстенсивными методами хозяйствования. Несмотря на увеличение площадей посева хлебов и увеличение объема их валового сбора, продовольственное обеспечение населения практически не изменилось. Объясняется это тем, что количество населения Российской империи в этот период стремительно увеличивалось, рос и объем товарного продовольствия. Основной земледельческой системой являлось уже морально и физически устаревшее на тот момент трехполье, как чередование яровых, озимых посевов зерновых культур и пара.

Интенсивные способы земледелия наглядно продемонстрировали передовые помещичьи хозяйства, доля которых в Европейской части России составляла только 1…2 %. Для таких хозяйств характерен найм работников, в том числе и иностранных агрономов, осваивание и использование новой и сложной техники, создание и развитие собственных сельскохозяйственных школ. К числу таких передовых помещиков можно отнести Д. М. Полторацкого и Д. П. Шелехова.

Дмитрий Маркович Полторацкий (1761–1818) в 1792 году приобрел под Калугой усадьбу Авчурино, включавшую в себя 2700 десятин земли и 444 души мужского пола [3, с. 101]. Как подполковник русской армии, Полторацкий побывал во многих европейских странах, где с интересом изучал заграничное сельское хозяйство. Выйдя в отставку, Д. М. Полторацкий решил воплотить мечту о преобразовании отечественного сельского хозяйства в отдельно взятом калужском имении.

Состояние приобретенного имения оставляло желать лучшего. Дмитрий Маркович начинает его техническое переоснащение, для чего закупает иностранную и российскую передовую технику. В 1793 году из Англии были привезены две молотильные машины, только недавно изобретенные и испытанные [2]. Полторацкий с заметным успехом стал заниматься обработкой земли с помощью модернизированных отвальных плугов, сибирских сох, борон с железными зубьями. Однако крестьяне не имели опыта работы с такой техникой, для их обучения хозяин имения нанимал мастеров из Западной Европы. Отметим, что активное внедрение и пропаганда Полторацким плуга вызвала неоднозначную оценку современников. Против этого выступал даже знаменитый русский поэт Иван Крылов [3, с. 102].

Препятствием к реализации агрономических приемов производства являлось трехполье, как повсеместно господствующая система земледелия. Полторацкому в своем имении удалось уничтожить эту систему севооборота. Для воплощения данной цели было нанято несколько английских специалистов-агрономов, одним из которых стал известный Е. Мин. В России этот агроном стал действительным членом Императорского Вольного экономического общества. Именно из отчета Мина, написанного для общества, нам известно об аграрной и просветительской деятельности Полторацкого в Авчурино.

Д. М. Полторацкий проводит перепланировку имения, на близлежащих сельских полях вводится четырехполье. Первое поле засевалось морковью и бобовыми культурами, второе – яровой пшеницей, ячменем или овсом вместе с клевером, третье – клевером или другими травами, четвертое – озимой пшеницей или рожью. На дальних полях применялось восьмиполье, с упором на сев овса, который был необходим для содержания в хозяйстве Полторацкого 500 лошадей [1].

Еще одним барьером перехода к многополью являлась естественная для крестьянских хозяйств чересполосица, которая никак не могла быть приспособлена к вышеназванной системе земледелия. Для ликвидации чересполосицы Полторацкий выкупил крестьянские наделы, создав единый земельный массив размером около одной тысячи десятин. Крестьяне получили новые участки пашни, расположенные в некотором отдалении от деревни.

Результат работы Полторацкого был заметным: урожайность таких хлебов первой группы как рожь, пшеница и ячмень была доведена до сам-9 или сам-10, что превышало урожайность зерновых по Калужской губернии в три и более раз [3, с. 102]. Также, увеличению урожайности способствовало удобрение помещичьих земель мергелем, найденным Полторацким неподалеку от имения органическим удобрением.

Явные успехи Полторацкого были замечены другими помещиками, которые вскоре стали присылать в Авчурино своих крепостных крестьян для обучения, а также и управляющих, с которыми бесплатно занимались агрономы Дмитрия Марковича. Особое внимание уделялось практическим занятиям. Обучение крестьян в Авчурино прекратилось со смертью Полторацкого в 1818 году, вскоре все хозяйство перестало приносить прибыль.

В том же 1818 году возникла идея создания Московского общества сельского хозяйства, свою руку к созданию которого приложил и Полторацкий. Он предложил учредить при обществе Экспериментальную ферму, ставшую основой для Московской земледельческой школы. Базой этой школы в дальнейшем воспользуется опытное хозяйство Петровской земледельческой и лесной академии (в настоящее время действует как РГАУ-МСХА им. К. А. Тимирязева).

Бывший полковник Дмитрий Потапович Шелехов (1792–1854), оставив в 1821 году военную службу, решил посвятить свою гражданскую жизнь сельскому хозяйству. Он потратил несколько лет на анализ состояния хозяйств родственников, после чего купил небольшое имение Фролово, находившееся в Тверской губернии. Дмитрий Потапович заменил оброк барщиной, начал воплощать свою раннее поставленную задачу: создание специальной школы по распространению сельскохозяйственного опыта.

К решению поставленной задачи Шелехов подходил осторожно, не торопясь, используя анализ ошибок и неудач других помещиков. Медленно, но верно шла модернизация: трехполье постепенно уступало место более сложному севообороту, в который вовлечены картофель, кормовые травы, лен.

Дмитрий Потапович Шелехов, пытаясь разрешить «продовольственную проблему», решает создать школу по распространению сельскохозяйственных знаний в крестьянской среде, чтобы обучить крестьян новым подходам к земледелию. Первая из таких школ была открыта в 1826 году во Фролово, тверском имении Шелехова. Результат не заставил себя долго ждать: помещики из 29 Российских губерний активно присылали крестьян для обучения сельскохозяйственной грамоте [4, с. 28].

Система обучения в школе подразумевала совокупность теоретических лекций и практических заданий. На теоретических занятиях крестьяне познавали основы плодопеременного земледелия, знакомились с интенсивными методами ведения  молочного хозяйства, с большим интересом изучали такую отрасль животноводства как коневодство. Практика ознаменовалась знакомством с сельскохозяйственной техникой, попытками крестьян усвоить сыроварение, изучением кормовой кухни для скота. Примечательно то, что теоретический материал преподавал сам Д. П. Шелехов, что еще раз подчеркивает его стремление провести интенсификацию своего поместья.

Но на создании сельскохозяйственной школы Шелехов не стал останавливаться: он решил, что его знания и опыт могут быть полезны не только крепостным крестьянам. Дмитрий Потапович разработал проект создания Земледельческой компании, которая была основана 17 апреля 1828 года в столице Российской империи. Ее значение заключалось в усовершенствовании и модернизации сельского хозяйства. Компания преследовала следующие цели: налаживание контакта с Вольным экономическим обществом и Московским сельскохозяйственным обществом для развития сельского хозяйства, приобретение имений под Петербургом с целью преобразования их под «плодопеременный севооборот», использование самых современных земледельческих машин и орудий, обучение крестьян особенностям плодопеременного земледелия.

Однако Земледельческая компания была разорена и успеха Шелехову не принесла. Главная причина этого – большое количество лиц, принимающих участие в деятельности компании с целью личного обогащения, а не для доказательства того, что дело поставлено не напрасно. Еще одной причиной разорения является и то, что весьма значительная часть русского дворянства, придерживавшегося консервативных методов ведения сельскохозяйственных дел, относилась к Шелехову крайне не однозначно. Как отмечает современный исследователь, «Россия 1829 года, с крепостным правом не доросла до появления земледельческих акционерных обществ с широким кругом задач» [4, с. 31].

Таким образом, хозяйства Д. М. Полторацкого и Д. П. Шелехова хоть и являлись ярким примером образцовости, но не использовались ими с достаточной эффективностью. Например, не вся сельскохозяйственная техника использовалась на полную мощность, значительная часть прибыли шла не только на хозяйственные нужны. Но методы ведения сельского хозяйства этих помещиков наглядно показали, что благодаря знаниям и использованию передовых технологий можно получить больше прибыли, чем без них. Д. М. Полторацкий и Д. П. Шелехов внесли значительный вклад в развитие отечественного сельского хозяйства. 

Список литературы

1. Выжевский С. В. Школа практического земледелия – ранний проект модернизации и начало аграрного образования в России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://spbgau.ru.
2. Мин Е. Е. Описание Авчуринского хозяйства // Земледельческий журнал. ‑ 1829 ‑ № 26 ‑ С. 209–246.
3. Пичужкин Н. А. Опыт русских помещиков в совершенствовании системы земледелия (на примере хозяйства Авчурино Д. М. Полторацкого). Международный научный журнал. ‑ 2015. ‑ № 1. ‑ С. 99‑105.
4. Пичужкин Н. А. Низшее сельскохозяйственное образование в царской России. История и люди. ‑ М.: ООО «УМЦ «Триада» 2016. – 270 с. 

Материал поступил в редакцию 20.11.2016
© Зайцев Г. С., 2016