акция

Институт свидетелей в завещательном праве Кыргызской Республики

Авторы: Комаристая Наталья Юрьевна

.

Рубрика: Юридические науки

Страницы: 119-123

Объём: 0,28

Опубликовано в: «Наука без границ» № 4 (9), апрель 2017

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Комаристая Н. Ю. Институт свидетелей в завещательном праве Кыргызской Республики // Наука без границ. - 2017. - № 4 (9). - С. 119-123.

Аннотация: В статье рассмотрены предусмотренные законом случаи участия свидетелей в завещательном процессе Кыргызской Республики. Раскрывая многозначительную роль свидетеля в процедуре совершения завещания, автор отмечает отсутствие требований предъявляемых к фигуре свидетеля и считает необходимым выработать критерии, определяющие соответствие лиц, для привлечения их в качестве свидетелей, пристрастность которых не вызовет сомнения.

Возникновение, изменение и прекращение правоотношений происходит на основании юридических фактов, свершающихся, чаще всего, в присутствии лиц, не имеющих прямого отношения к таковым обстоятельствам и не заинтересованных в их исходе. Именно ввиду своей «нейтральной» позиции, человек способен объективно оценить обстановку и подтвердить факты так, как они происходили в действительности.

Как определенно верно замечено О. Е. Блинковым, институт свидетелей имеет немаловажное значение и в завещательном праве какого бы ни было государства, а их участие в завещательном процессе выступает своеобразной гарантией подлинности завещаний, дополнительно к нотариальной [1].

Понятие «свидетель» отсутствовало в Гражданском кодексе Киргизской ССР 1964 года [2], но употреблялось еще в дореволюционный период. Статья 1392 Проекта Гражданского уложения Российской Империи содержала норму, разъясняющую, что конкретно заверяют свидетели своей подписью на завещании, а именно: что лицо предоставившее свидетелям завещание для подписания, является тем лицом, которое это завещание составило; что в момент предъявления завещания, сие лицо находилось в здравом уме и светлой памяти; а также подтверждают прочтение текста завещания вслух и соответствие его содержания волеизъявлению завещателя [3].

По всей видимости, привлечение свидетелей не утратило своей актуальности и в ныне действующем наследственном праве Кыргызской Республики, поскольку кроме удостоверения нотариусом и консулом, во всех остальных случаях, непременно предполагается их обязательное присутствие. При удостоверении же завещания в консульском учреждении, участие свидетелей допустимо, но не императивно, а осуществляется в добровольном порядке, по просьбе наследодателя.

Предназначение свидетелей в наследственном праве, по мнению ученых, ограничивается подтверждением обстоятельств, относящихся к совершению завещания: состояние наследодателя, неподдельность завещания, соответствие содержания завещания воле наследодателя и так далее [4].

Свидетель в завещательном процессе не наделен какими-то правами и не несет каких-нибудь обязанностей, кроме сохранения тайны завещания, также как и не сможет обрести их в дальнейшем. Он лишен возможности сообщать какие-либо факты для того, чтобы указать их в тексте завещания, предъявлять те или иные требования, например, просить о выдаче копии завещания, необходимо всего лишь его присутствие, и если только потребуется, спустя некоторое время после открытия наследства, заявить о том, что он видел.

В связи с этим необходимо отметить то, что свидетель довольно значимая фигура в случае возникновения спора по поводу действительности завещания, что существенно увеличивает объем доказательств. В данном контексте С. А. Степанов видит более приемлемым, употребление термина «очевидец», то есть видевший очами, тот, кто может подтвердить достоверность обстоятельств, при которых было совершено завещание [5]. По мнению Р. Ю. Закирова «с точки зрения гражданского процессуального права, свидетели относятся к категории лиц, содействующих осуществлению правосудия… соблюдению законности и однообразия в деятельности правоприменительных органов» [6].

Гражданский кодекс Кыргызской Республики [7] (далее – ГК КР), предусматривает обязательное присутствие свидетелей при оформлении завещания как в приравниваемой к нотариально удостоверенной форме, так и в закрытой форме. Одной из особенностей совершения завещания в закрытой форме, большинства стран, в том числе и Кыргызстана, является собственноручное написание и подписание текста завещания самим завещателем. Термин «собственноручно» предполагает написание и подписание текста завещания лично рукой наследодателя, без привлечения третьих лиц, применения механических печатных средств, компьютеров и так далее, как например, это допускается в Германии, Франции, Испании, Венгрии. Вероятно, жесткость данного требования дает некую уверенность в подлинности определенного завещания и исключения его подлога.

В этой связи, не меньший интерес представляет процедура совершения закрытого завещания в Азербайджане, Грузии и Туркменистане, где она практически идентична. В названных странах, текст завещания, для передачи в закрытом виде нотариусу, наследодатель может составить не только собственноручно, но и с использованием общепринятых технических средств. Процесс написания проекта завещания осуществляется под пристальным вниманием двух свидетелей, вероятно со стороны, поскольку при передаче завещания нотариусу свидетели подтверждают не только факт его написания в их присутствии, с помощью технического средства, и подписания лично наследодателем, но и то, что его содержание им неизвестно. Заметим, что указанную возможность, исключающую требование лишь собственноручного написания завещания совершенного в закрытой форме, А. В. Никифоровым предложено закрепить законодательно и в российском праве [8].

Учитывая многозначащую роль свидетелей в завещательном процессе, немного странным видится отсутствие в наследственном законодательстве Кыргызской Республики критериев, которым должно соответствовать лицо, выступающее в качестве свидетеля при совершении завещания, что является существенным упущением, требующим восполнения. Законом ограничен лишь круг лиц, имеющих право подписывать завещание вместо наследодателя (п. 3 ст. 1131 ГК КР). К таковым не могут относиться нотариусы или иные лица, удостоверяющие завещание, лица, в пользу которых составлено завещание или сделан завещательный отказ, супруг такого лица, его дети, родители, внуки и правнуки, а также наследники завещателя по закону.

Далее, лицами, которым законом запрещено подписывать завещание вместо завещателя, являются недееспособные и ограничено дееспособные граждане, неграмотные и другие лица, неспособные прочитать завещание. По всей видимости, к «другим лицам» законодатель относит слепых или слабовидящих граждан, а также граждан, не владеющих полностью или владеющих слабо языком, на котором составлено завещание. Вместе с тем, по нашему мнению, формулировку «другие лица» необходимо конкретизировать, указанными нами пояснениями, а данный перечень лиц расширить и дополнить следующим: «глухие или слабослышащие граждане, которые в такой ситуации, могут недостаточно полно оценить обстановку и существо происходящего». Как нам кажется, было бы вполне логичным всех вышеперечисленных лиц отстранить и от свидетельства при совершении завещания.

Кроме того, интересным представляется опыт других стран, например, п. 3 ст. 1044 ГК Республики Беларусь [9], указывает на недопустимость быть в качестве свидетеля лица, имеющего судимость за дачу ложных показаний. Считаем данное положение вполне оправданным, потому как лицу, умышленно давшему заведомо ложные показания доверять нельзя, и всецело поддерживаем позицию исследователей, которые видят участие в завещательном процессе в качестве свидетелей – лжесвидетелей, крайне нежелательным [10].

Полагаем, предъявляя требования к личности свидетеля, для участия в завещательном процессе, законодателю следует учесть все важные моменты, ведь в противном случае, свидетелями могут стать заинтересованные лица, не обладающие добросовестностью, беспристрастностью, объективностью и независимостью, чего категорически нельзя допустить, так как это может оказать значительное влияние на формирование воли наследодателя.

Список литературы

  1. Блинков О. Е. Институт свидетелей и недействительность завещания в пост-советском наследственном праве // Наследственное право. – 2011. – № 3. – С. 31–35.
  2. Гражданский кодекс Киргизской ССР от 30 июля 1964 года / ИЦ «ТОКТОМ». – Режим доступа: https://online.toktom.kg/.
  3. Гражданское уложение. Кн. 4. Наследственное право: проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения / Под. ред. И.М. Тютрюмова. – М. : Волтерс Клувер, 2008. – 296 с.
  4. Закиров Р. Ю., Гришина Я. С., Махмутова М. М. Наследственное право: Учебное пособие. – М. : Дашков и К, 2008. – 288 с.
  5. Степанов С. А. Гражданское право. Т. 3. – М. : Проспект, 2015. – 456 с.
  6. Закиров Р. Ю. К вопросу о свидетелях в наследственном праве // Наследственное право. – 2008. – № 1. – С. 15–18.
  7. Гражданский кодекс Кыргызской Республики. Часть вторая от 5 января 1998 года № 1 / ИЦ «ТОКТОМ». – Режим доступа: https://online.toktom.kg/.
  8. Никифоров А. В. Возможности совершенствования правового регулирования закрытых завещаний в Российской Федерации // Наследственное право. – 2013. – № 3. – С. 13–16.
  9. Республика Беларусь. Законы. Гражданский кодекс Республики Беларусь [принят Палатой представителей 28 октября 1998 г. : одобр. Советом Республики 19 ноября 1998 г.]. – Режим доступа : https://online.toktom.kg/.
  10. Мельникова М. П., Комаревцева И. А. Участие свидетелей в завещательном процессе: история и современность // Ленинградский юридический журнал. – 2015. – № 1 (39). – С. 75–84.

Материал поступил в редакцию 27.04.2017
© Комаристая Н. Ю., 2017