акция

Анализ вопросов борьбы с религиозным экстремизмом: сравнительно-правовой анализ

Авторы: Бидова Бэла Бертовна

.

Рубрика: Юридические науки

Страницы: 45-49

Объём: 0,30

Опубликовано в: «Наука без границ» № 5 (10), май 2017

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Бидова Б. Б. Анализ вопросов борьбы с религиозным экстремизмом - сравнительно-правовой анализ // Наука без границ. - 2017. - № 5 (10). - С. 45-49.

Аннотация: Рассмотрены проблемы экстремизма, само понятие экстремизма, проведен анализ действующего законодательства, дан анализ мер противодействия такому опасному социально-политическому явлению как религиозный экстремизм. Автор обращает внимание на то, что необходимо рассматривать борьбу с экстремизмом как приоритетную стратегическую задачу международного сообщества. Предлагается обратить внимание на вопросы профилактики противодействия религиозному экстремизму.

Изучение зарубежного опыта установления уголовной ответственности за посягательства на общественные отношения, обеспечивающие межконфессиональное и межнациональное спокойствие, свидетельствует, что законодатель при описании объективной стороны соответствующих составов преступлений использует конструкции, достаточно четко описывающие преступное деяние. Так, в ряде стран криминализированы: угрозы либо призывы к насилию по отношению к представителям той или иной группы (ст. 8 УК Швеции, ст. 135а УК Норвегии, ст. 130 УК Германии, ст. 137е Голландии); оскорбление лиц в зависимости от расы, вероисповедания и других признаков (ст. 135а УК Норвегии, ст. 257 УК Польши); пропаганда национальной ненависти (ст. 249 УК КНР) [1, с. 2440].

Хотелось бы отметить, что опыт стран ЕС по формированию единой правовой основы, позволяющей бороться с организованной преступностью, терроризмом и иными тяжкими преступлениями, представляется чрезвычайно важным для России и государств-участников СНГ.

К сожалению, приходится констатировать, что нормотворческая деятельность в этой области в рамках Содружества Независимых Государств лишена последовательности, системности и носит фрагментарный характер.

Документы, регламентирующие правоотношения в этой сфере, позволяют прийти к выводу о практически полном отсутствии унифицирующих норм материального права, что негативно сказывается на развитии национальных законодательств. Так, на территории государств-участников СНГ по разному решен вопрос о возрасте субъекта терроризма: в России и на Украине ответственность наступает с 14 лет, а в Белоруссии – с 16 лет. Специальные нормы, криминализирующие создание террористической группы или организации, включены только в Уголовный кодекс Украины (ч. 4. ст. 258 «Террористический акт») и УК Грузии (ст. 327 «Создание террористической организации или руководство ею», ст. 328 «Объединение в иностранной террористической организации или в такой же организации, подконтрольной иностранному государству, либо оказание ей помощи)». Не прослеживается общности подходов и при установлении ответственности за содействие ее деятельности.

Отстает от европейского уровня и процессуальное обеспечение деятельности по борьбе с терроризмом. В частности, экстрадиция до сих пор является единственным инструментом, позволяющим осуществить уголовное преследование лица, совершившего преступление в одной из стран Содружества и скрывшегося на территории другой.

Противодействие экстремизму в качестве одного из ведущих направлений правоохранительной деятельности в связи с особой опасностью угроз экстремистского характера неоднократно признавалась официально. В то же время, очевидно, что экстремизм невозможно контролировать средствами исключительно правоохранительных органов, в противном случае возможен прямо противоположный результат [2, с. 75].

В отечественной политической и научной литературе термин «экстремизм» раскрывается в различных аспектах, но комплексного междисциплинарного подхода к определению этого многогранного явления не существует, что затрудняет понимание его сущности, не дает возможности выработать не только направления совершенствования общественных отношений, но и исследовать тот методологический инструментарий, который способен цивилизованно анализировать данные отношения. Как следствие, возникают затруднения с выработкой научно обоснованных рекомендаций  по  вскрытию причин и факторов, детерминирующих экстремизм, что, в конечном счете, снижает эффективность противодействия экстремистской деятельности [3, с. 9].

Как представляется, возможны два пути решения проблемы создания единой правовой основы для борьбы с различными проявлениями экстремизма, в том числе, с терроризмом.

Первый – самостоятельная интеграция каждого государства-участника СНГ в международное пространство и, в частности, в европейское правовое пространство. Такой подход позволит обеспечить решение проблемы унификации национальных законодательных систем государств-участников СНГ на более высоком геополитическом уровне.

Второй (более предпочтительный) – совершенствование системы международных договоров в сфере борьбы с экстремизмом в рамках СНГ с учетом современных тенденций (отказ от процедуры экстрадиции, использование «перечневого» подхода при конструировании понятий «терроризм» и «экстремизм», широкое применение конфискации как вида уголовного наказания за совершение преступлений террористического характера и экстремистской направленности и др.)

В настоящем исследовании мы исходим из посылки, согласно которой предупреждение криминального религиозного экстремизма является одновременно важнейшим элементом общей системы мер борьбы с данным явлением и приоритетным направлением уголовной политики борьбы в этой сфере, в целях обеспечения криминологической безопасности.

Под общенациональной угрозой криминологической безопасности понимается ситуация, когда преступность в комплексе с другими криминогенными факторами затрудняет проведение позитивных процессов, формирует серьезные препятствия в осуществлении интересов государства и общества, проникает во многие основные сферы жизнедеятельности и дестабилизирует ситуацию. Сегодня качественные и количественные показатели современной преступности свидетельствуют о том, что она стала актуальной угрозой общественной безопасности Российской Федерации. Региональная криминологическая угроза представляет собой наличие описанных выше признаков общенациональной угрозы, но в пределах, ограниченных определенной территорией (селом, деревней, районом, городом, областью, краем). Индивидуальная криминологическая угроза распространяется на отдельных граждан Российской Федерации [4, с. 55].

В криминологической литературе теоретические основы предупреждения преступности и отдельных ее видов разработаны достаточно хорошо, что позволяет нам остановиться на анализе лишь наиболее актуальных и дискуссионных аспектов, причем имеющих специфическое значение для предупреждения криминального религиозного экстремизма.

В современной криминологической литературе принято дифференцировать общие и специальные меры предупреждения преступлений. В силу объективных причин разработка общих мер профилактики криминального религиозного экстремизма, т. е. мер, которые объективно (вне связи с их целеполаганием) обеспечивают предупреждение данного явления, осуществляется вне рамок криминологии и науки уголовной политики. Вместе с тем, именно на этих науках лежит «бремя ответственности» за осмысление превентивной направленности и корректировки научной обоснованности общих мер профилактики рассматриваемого вида преступной активности. К числу таких общих мер специалисты сегодня обычно относят: устранение экономического, политического и социального неравенства; перераспределение мировых финансовых ресурсов в пользу стран с «падающими экономиками»; построение многополярного политического пространства; отказ от политики двойных стандартов в сфере международных отношений; создание внеконфессиональных институтов духовного развития и т. п. Соответственно к общим правовым мерам профилактики криминального религиозного экстремизма эксперты обычно относят правовое обеспечение перечисленных выше иных общих мер профилактики.

Вместе с тем, совершенно очевидно, что методология криминологического анализа общих мер профилактики криминального религиозного экстремизма сегодня весьма несовершенна и заслуживает не одного фундаментального исследования. В этой связи соискатель счел обоснованным остановиться на проблемах разработки комплекса специальных правовых, организационных и информационных (воспитательных, образовательных и пропагандистских) мер предупреждения криминального религиозного экстремизма, которые составляют основу системы специальных мер профилактики криминального религиозного экстремизма.

Под специальным предупреждением преступлений понимается целенаправленная деятельность государственных органов, институтов гражданского общества, отдельных граждан по выявлению, ослаблению, нейтрализации и устранению факторов, порождающих, способствующих распространению и (или) росту общественной опасности криминального религиозного экстремизма либо отдельных его видов.

Существенным элементом системы предупреждения рассматриваемого нами вида преступлений следует признать деятельность по устранению деформаций личности, формирующих мотивацию преступного поведения.

Проблема нейтрализации идеологического и пропагандистского влияния экстремистских организаций на население, а именно недопущения рекламы терроризма, фанатизма и экстремизма; героизации террористов и экстремистов, оправдания их деятельности; исключения из материалов информации, подробно описывающей способы совершения преступления, остается нерешенной до сих пор.

Полагаем возможным внести следующие изменения:

1) в ст. 4 Закона «О средствах массовой информации», добавив после слова «осуществления» слова «и пропаганды»;

3) дополнить ч. 2 ст. 29 проекта ФЗ «О противодействии терроризму» пунктом 6, изложив его в такой редакции: «информации, содержащей детальное описание способов совершения преступления террористического характера».

Одновременно считаем необходимым отметить, что эффективное предупреждение криминального религиозного экстремизма невозможно без решения всего комплекса социальных (интеграция в общество маргинальных элементов, мигрантов), политических, экономических проблем (бедности, миграции).

В научной статье мы затронули лишь некоторые проблемы предупреждения криминального религиозного экстремизма, выявили условия недостаточной эффективности этой деятельности, предложили трехуровневую систему создания правовой основы предупреждения различных форм экстремизма, а также сформулировали направления развития организационных, информационных, воспитательных основ предупреждения экстремизма.

Список литературы

  1. Bidova B. B., Sultanovna A. C., Eminovna G. E., Shakhidovich M. S., Mamutovich D. H. Problems of counteraction to religious extremism in the Russian Federation // The Social Sciences (Pakistan). – 2016. – Т. 11. № 10. – С. 2439–2445.
  2. Бидова Б. Б. Общекриминологическое противодействие молодежному экстремизму // В сборнике: Актуальные вопросы юридических наук Материалы Международной заочной научной конференции. Ответственный редактор: О. А. Шульга. – 2012. – С. 75–77.
  3. Бидова Б. Б. Преступления экстремистской направленности: уголовно-правовой и криминологический анализ (на примере Северо-Кавказского федерального округа). – Кисловодск : УЦ «Магистр», 2013. – 223 с.
  4. Бидова Б. Б. Обеспечение криминологической безопасности России // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2014. – № 2 (45). – С. 51–55.

 

Материал поступил в редакцию 27.04.2017
© Бидова Б. Б., 2017