акция

Влияние миграционных процессов на преступность экстремистского характера

Авторы: Ганаева Есита Эминовна

.

Рубрика: Юридические науки

Страницы: 55-58

Объём: 0,27

Опубликовано в: «Наука без границ» № 5 (10), май 2017

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Ганаева Е. Э. Влияние миграционных процессов на преступность экстремистского характера // Наука без границ. - 2017. - № 5 (10). - С. 55-58.

Аннотация: В статье представлена этимологическая характеристика понятия «миграция населения», определены разновидности миграции населения, приведена их характеристика; раскрывается качественная характеристика преступлений экстремистской направленности; анализируются криминологические характеристики миграции, воздействие миграционных процессов на динамику экстремистской преступности; исследованы вопросы детерминации экстремистской преступности.

В криминологических исследованиях под миграцией понимаются территориальные перемещения между разными населенными пунктами одной или нескольких административно-территориальных единиц, независимо от продолжительности и цели. Миграционные процессы выступают в качестве социальных действий лиц, вовлеченных в территориальные перемещения.

В последние годы наиболее массовой в Российской Федерации стала экономическая миграция, то есть переселение, основным мотивом которого выступает улучшение экономического положения, уровня и условий жизни. В зависимости от характера пересекаемых границ выделяются международная и внутренняя миграция, в зависимости от правового статуса – легальная (законная) и нелегальная (незаконная) миграция, в зависимости от преимущественных механизмов мотивации перемещений – экономическая, демографическая, социальная и политическая миграция.

Миграционная политика на протяжении новейшей истории Российской Федерации была направлена на привлечение иностранных мигрантов и реализацию идеи замещающей миграции, то есть переселение иностранных мигрантов на постоянное место жительства в Российскую Федерацию в качестве одного из источников увеличения численности населения. При этом имелось стремление сгладить издержки массового притока мигрантов-иностранцев (распространение национальной нетерпимости, ухудшение социальной обстановки в местах их пребывания, формирование политического и религиозного экстремизма) без корректировки основного вектора миграционной политики. Последствием такого подхода может быть радикальное изменение этнического баланса и распространение крупных социальных конфликтов.

Сохраняются негативные тенденции миграции населения страны в центральные и южные регионы, что сопряжено с дополнительными рисками дестабилизации общественного порядка, нарастания экстремистских проявлений и эскалации межнациональных (межэтнических) конфликтов, реагирование на которые потребует принятия мер к усилению миграционного контроля со стороны уполномоченных органов.

Экстремистская преступность обладает высокой латентностью, что является следствием нарушений порядка приема, регистрации и разрешения сообщений о преступлениях данной категории. Это связано с трудностью установления мотива совершения насильственных преступлений на фоне специфики работы следственных органов, которые, ориентируясь на практику судов, стараются квалифицировать экстремистские деяния как общеуголовные.

Анализ структуры экстремистской преступности показывает существенную долю преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства (ст. 280, 282, 282.1, 282.2, 282.3 УК РФ) в общем массиве преступлений экстремистской направленности, которая ежегодно увеличивается [1, с. 183].

Квалификация деяний по ст. 280, 282 УК РФ вызывает неоднозначную реакцию в обществе, дискуссия по поводу отмены указанных статей неоднократно велась в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации. Тем не менее, уголовное преследование совершивших их лиц отчасти способствует предупреждению тяжких и особо тяжких насильственных преступлений экстремистской направленности. В первую очередь это касается пресечения деятельности экстремистских сообществ и привлечения к уголовной ответственности организаторов и активных участников экстремистских организаций [2, с. 176].

Насильственные экстремистские посягательства по мотивам ненависти и вражды совершаются в отношении граждан главных доноров трудовой миграции – Республик Узбекистан и Таджикистан.

Роль демографических процессов и пространственные механизмы в детерминации преступлений ненависти исследовались в зарубежной литературе. Рядом западных ученых поддерживается позиция, согласно которой увеличение преступлений на расовой почве и на почве ненависти является следствием притока представителей этнических меньшинств.

Экстремистская преступность объективно обусловлена количественными и качественными характеристиками миграции, несмотря на то, что по результатам исследования не удалось установить корреляцию между количественными характеристиками экстремистской преступности в Российской Федерации и миграционным сальдо.

Сложность установления устойчивых закономерностей в системе детерминации экстремистской преступности в целях их эффективной профилактики свидетельствует о наличии существенных упущений государственного контроля в сфере миграции населения и отсутствии единообразного подхода правоохранительных органов к оценке экстремистских деяний, их учета и регистрации.

Миграционные процессы приобрели определяющее значение в системе детерминации преступлений экстремистской направленности. Отсутствие корреляции не исключает того, что динамику как исследуемой категории преступлений, так и преступности в целом предопределяют две основные криминогенные тенденции миграции населения: во-первых, постоянный рост миграционных потоков из-за пределов Российской Федерации; во-вторых, переселение граждан внутри страны с востока в центр, особенно в Московский регион, г. Санкт-Петербург и Ленинградскую область, и на юг, преимущественно в Краснодарский и Ставропольский края.

Состояние экстремистской преступности обусловлено региональными различиями. Так, если экстремистские проявления в Москве и Московской области связаны с массовым притоком населения в целом, в том числе иностранных граждан, то, например, в Краснодарском крае миграционная обстановка характеризуется оттоком местного населения и прибытием для постоянного места жительства граждан из сопредельных республик Северо-Кавказского федерального округа.

Анализируя ряд криминологических исследований детерминации экстремистской преступности [3, с. 56], автор приходит к выводу, что миграционные процессы выделяются учеными в качестве отдельной детерминанты наряду с другими. Такой подход способствует накоплению данных об обстоятельствах, влияющих на экстремистскую преступность, но не позволяет выявлять механизмы взаимосвязи детерминант с экстремистской преступностью.

В причинном комплексе экстремистской преступности миграционные процессы имеют определяющее значение и отличаются сложным механизмом взаимосвязи с ней. Оказывая влияние на различные стороны и процессы общественной жизни, миграционные процессы выступают в качестве составной части основных детерминант экстремистской преступности, а именно социальных, экономических, правовых, управленческих, идеологических и криминальных.

Отсутствие системной целенаправленной работы уполномоченных органов по противодействию экстремизму, непринятие комплекса предупредительных мер не позволяют достичь ощутимых положительных результатов в борьбе с экстремистскими проявлениями (социально-управленческие детерминанты).

Экстремизм предполагает наличие идеологии, которая может формироваться как на национализме, так и на проявлениях религиозного радикализма (идеологические детерминанты). При этом деятельность организаций на основе религиозного радикализма напрямую связана с процессами незаконной миграции. Недостатки реагирования уполномоченных органов на незаконную внешнюю миграцию делают возможным проникновение в страну лиц, причастных к деятельности международных террористических организаций и распространяющих идеологию экстремизма и терроризма [4, с. 145].

Специфической характеристикой современной организованной преступности в России является объединение по этническому признаку на региональном, межрегиональном и транснациональном уровнях. Среди преступных сообществ выделяются построенные по этническому или национальному принципу, а также на основе землячества, опасность которых обусловлена их внутренней закрытостью.

Отдельные общеуголовные преступления представителей диаспоральных групп способны не только усиливать национальную или религиозную нетерпимость, но и провоцировать местное население к совершению преступлений экстремистской направленности и массовые выступления граждан.

Даже бытовые ссоры или незначительные преступления могут приводить к всплескам экстремистских проявлений. Однако в большинстве случаев широкий резонанс вызывают не столько сами преступления, совершенные представителями диаспоральных групп, сколько неудовлетворительная реакция на них со стороны.

Список литературы

  1. Меркурьев В. В., Ульянов М. В. Стратегия противодействия терроризму и экстремизму в Российской Федерации: состояние, проблемы и перспективы // Известия Юго-Западного гос. ун-та. – 2016. – № 2 (65). – С. 182–194.
  2. Ульянов М. В. Интеграция мигрантов как средство решения проблем предупреждения экстремистских правонарушений // Криминологический журнал Байкал. гос. ун-та экономики и права. – 2013. – № 4. – С. 175–178.
  3. Бидова Б. Б., Ганаева Е. Э. Феномен экстремизма и экстремистские преступления (научное издание). – Кисловодск : УЦ «Магистр», 2016. – 182 с.
  4. Бидова Б. Б. Проблема противодействия политическому экстремизму на Северном Кавказе: анализ и пути решения // Международное научное издание Современные фундаментальные и прикладные исследования. – 2014. – № 5. – С. 145.

Материал поступил в редакцию 14.05.2017
© Ганаева Е. Э., 2017