Регулирование правосубъектности политических партий в Кыргызской Республике

Авторы: Рахманкулова Нигорабону

.

Рубрика: Юридические науки

Страницы: 138-141

Объём: 0,28

Опубликовано в: «Наука без границ» № 5 (22), май 2018

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Рахманкулова Н. Регулирование правосубъектности политических партий в Кыргызской Республике // Наука без границ. 2018. № 5 (22). С. 138-141.

Аннотация: В статье автором рассмотрены вопросы правовой регламентаций политических партий в Кыргызской Республике. Анализируя правовые основы статуса и деятельности политических партий в стране, автором отмечается, что на данном этапе регулирование «партий как организаций» стоит не на должном уровне и практически полное отсутствие регулирования «партий как формы реализации прав индивида».

Впервые попытка разработать нормативное понятие партии, с помощью которого можно было бы отделить её от иных общественных объединений, была предпринята законодателем в Законе СССР «Об общественных объединениях». При этом Закон не закреплял четкого термина «политическая партия», подобного термину «общественное объединение», под которым понималось «добровольное формирование, возникшее в результате свободного волеизъявления граждан, объединившихся на основе общности интересов» (ст. 1). Сходность понятия партий, данного в этом Законе, с понятиями зарубежных конституций выразилась в том, что Закон СССР «Об общественных объединениях» также определял партии через выполняемые ими задачи. Согласно статье 16 Закона СССР «партии, выражая политическую волю своих членов, ставят основными задачами участие в формировании органов государственной власти и управления, а также в осуществлении власти через своих представителей, избранных в Советы народных депутатов». Так, Закон СССР «Об общественных объединениях», подобно большинству зарубежных конституций (принятых в 1940-60 годы!), делал акцент на признаках «партии во власти», при этом указывая на специфику партии как вида общественного объединения, в отличие от нынешней Конституции. С этой точки зрения, принятие Конституции Кыргызской Республики 1993 года было шагом назад в самостоятельном правовом регулировании политических партий.

Более четким законодательным определением политических партий было определение, закрепленное ст. 1 Закона КР «О политических партиях»[1]. Существенным его отличием от определения Закона СССР «Об общественных объединениях» было стремление отделить политические объединения от иных видов общественных объединений. Однако, выделяя политические объединения как особые общественные объединения, данный закон не рассматривал партии как отдельный вид этих политических объединений, не индивидуализировал их. Понятие политического объединения давалось в двух формах – позитивной и негативной. Позитивная определяла данные объединения через присущие им характерные черты, а негативная перечисляла признаки, при наличии которых объединение не могло быть признано политическим.

Таким образом, на основе понятия, содержащегося в законе «Об общественных объединениях», было возможно лишь выделение политических объединений из ряда общественных объединений, но отсутствовала возможность отделить сами партии от этих политических общественных объединений. Данный закон предоставлял только теоретическую возможность индивидуализации партии на основе предусмотренного им разграничения политических общественных организаций и политических общественных движений. Так, согласно закону «Об общественных объединениях» организационно-правовой формой политических организаций, в том числе и политических партий, являлась общественная организация, характеризуемая такими чертами, как фиксированное членство, совместная деятельность членов, защита интересов своих членов. Организационно-правовой формой политических движений являлось общественное движение, характеризуемое такими чертами, как отсутствие членства, общественно полезный характер целей движения. Однако, отделив политические организации, в том числе партии, от политических движений по организационно-правовой форме, закон «Об общественных объединениях» не закреплял признаков политических партий, отделяющих их от политических организаций.

Задача индивидуализации политических партий выделения их из класса сходных явлений (политических общественных объединений) выполнена не была. Разрешение этой проблемы произошло с принятием Закона «О политических партиях», который отделил политические партии, как от общественных объединений, так и от политических организаций.

Закон КР «О политических партиях» закрепила понятие политических партий следующим образом: «под политической партией подразумевается добровольное объединение граждан Кыргызской Республики, имеющих общие политические цели и задачи, которые способствуют осуществлению политической воли отдельной группы людей, и принимающих участие в управлении государственными делами посредством своих представителей».

Особенно ясный отпечаток развития регулирования «партий как формы реализации прав индивида» несет ст. 3 данного закона, закрепившая в качестве основных целей политической партии для формирования общественного мнения, политического образование и воспитания граждан, выражения мнений граждан по любым вопросам общественной жизни. В законе «О политических партиях» также ярко проявилась тенденция значительного развития правового регулирования «партий как особых организаций» в виде закрепления обязательных организационных признаков партии.

Таким образом, только с принятием Закона «О политических партиях» была разрешена главная проблема правовой регламентаций политических партий в стране на том этапе - недостаточное регулирование «партий как организаций» и практически полное отсутствие регулирования «партий как формы реализации прав индивида».

Итак, в данном случае наличие специальной правосубъектности связывается с принадлежностью общественных объединений именно к политическим партиям, индивидуализацией их в качестве партий, присутствием в них качеств, которые характерны для партий. Законодательство выделяет следующие признаки правосубъектности политических партий:

1. Общие признаки политической партии как общественного объединения, так как закон «О политических партиях» включает партии к таким видам объединений. Согласно законодательству общественные объединения имеют общие признаки:

а) образования на добровольной основе и формирование по инициативе граждан;
б) некоммерческий характер;
в) самоуправляемость;
г) образуется на основе общей цели и интересов;
д) уставное закрепление данных целей.

2. К родовым признакам, которые присущи политическим партиям как политическим организациям, относятся:

а) наличие членства;
б) совместная деятельность;
в) общие цели и интересы носят политический характер;
г) защита своих членов.

Специальными признаками, характеризующими исключительно политические партии, согласно Закону «О политических партиях», являются следующие:

а) создание в целях участия граждан в политической жизни общества путем формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в государственных органах власти и местного самоуправления;
б) руководящие и иных органы партии, ее региональных отделения и иные структурные подразделения располагаются на территории страны.

Итак, специальная правосубъектность политических партий присуща таким добровольным, самоуправляемым, некоммерческим формированиям, созданным по инициативе граждан и объединившимся на основе общих политических интересов и для реализации таких политических целей, которые закреплены в уставе, как участие граждан в политической жизни общества, участие в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, представление интересов граждан в органах государственной власти. Они также отвечают признакам наличия региональной структуры, определенной численности членов и внутригосударственного расположения органов и подразделений такого формирования.

Вторым, процессуальным, элементом, позволяющим отнести коллективный субъект права к политическим партиям, служит соблюдение данным субъектом законодательно определенной процедуры создания. Важным аргументом в пользу того, что процедура создания является сложным процессом, включающим в себя и государственную регистрацию, является и то, что партия приобретает право участвовать в выборах и референдумах только с момента представления в регистрирующие органы документов о государственной регистрации ее региональных отделений.

Таким образом, более подробное рассмотрение норм данного закона убеждает нас, что определение «создание», которое применяется законодательством только к процедуре учреждения партии на съезде, имеет более широкое содержание. Процесс создания политической партии включает в себя не только её учреждение на съезде, но и проведение государственной регистрации, в этой связи применение понятия «учреждение» вместо данного термина «создания» было бы более верным.

Итак, процесс создания партии состоит из двух этапов – учреждения партии, при которой четко демонстрируется частноправовой элемент этой сугубо внутриорганизационной процедуры, и государственной регистрации, при которой превалирующим элементом выступает публичные интересы государства.

Список литературы

  1. Анарбаева Г. А. Кодексы о выборах в Кыргызстане и эволюция политических партий // Вестник ОшГУ. 2011. № 3. С. 123-127.
  2. Мамазакиров Р. У. О состоянии правовой культуры населения Кыргызской Республики и пути ее повышения // Вестник филиала федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Российский государственный социальный университет» в г. Ош Киргизской Республики. 2017. Т. 16. № 2. С. 61-66.

 

Материал поступил в редакцию 18.05.2018
© Рахманкулова Н., 2018


[1] Закон Кыргызской Республики от 12 июня 1999 года N 50 «О политических партиях» // Эркин-Тоо от 25.06.1999 № 51.