Традиционные нравственные ценности: историко-философский анализ

Авторы: Алымкулов Замирбек Аманбекович

.

Рубрика: Социологические науки

Страницы: 125-128

Объём: 0,30

Опубликовано в: «Наука без границ» № 5 (22), май 2018

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Алымкулов З. А. Традиционные нравственные ценности - историко-философский анализ // Наука без границ. 2018. № 5 (22). С. 125-128.

Аннотация: Основной целью написания данной статьи является отражение элементов самобытности культуры народа. В контексте нынешних социокультурных традиций преобладают и сосуществуют обычаи, связанные с нравственными нормами и принципами предыдущих поколений. Эти ценности не менее важны для традиции и актуальны в работах по этническим проблемам. В статье исследуются нравственные понятия, обычаи и традиции этноса, выраженные в нормативно-поведенческих, вербальных, невербальных, ситуативных опытах. Проводится этическая оценка морально-нравственного поведения в действии и поступках. В исследовании использованы работы известных авторов по историко-философским, социоэтическим, этническим вопросам.

Традиционные моральные принципы – это синтез нравственных норм, скомпоновавший в себя социально-регулятивные аспекты жизнедеятельности этноса. Ценность этноэтических постулатов проходит через их единичный характер и позволяет выявлению общего, сутью которого является, проецирование новой, единой и устойчивой морально- нравственной системы оценок.

Мыслительный анализ общего, особенного и единичного в морально-нравственных принципах различных этнокультур приводит к общим характерным результатам. Такая общность просматривается в так называемом «Золотом правиле морали». «В незначительно варьирующихся вариантах, говорит Апресян Р. Г. – формула золотого правила присутствует практически во всех культурных, нравственных традициях» [1, C. 39]. В книге «Суждения и беседы» Конфуция это правило выражается так – Цзы-гун спросил: «Есть ли слово, которым можно было бы руководствоваться всю жизнь?» Философ сказал: «Это-снисходительность; чего сам не желаешь, того не делай другим»[2, C. 157].

В философии эпического периода Древней Индии в особенности в социально-этических идеях «Махабхараты» поиски счастья – основной вопрос. Получать наслаждения и избегать страданий хотят все. Главной целью действий каждого человека является восприятие наслаждения и страдания спокойно и хладнокровно. Понятие «дхарма» – сохранять справедливость – неизменное условие благодетельной жизни. Это долг каждого человека. Сутью понятия «долг» является максима «Чего самому не желаешь, и другим не делай» [3, С. 430]. Это правило отражается во многих нравственно-этических традициях, в нормативно-поведенческой, вербальной, невербальной ситуативных опытах. То есть «…в начале генезиса мы должны искать не золотое правило как таковое, не правило, но поступки и отношения между людьми, по своему духу близкие золотому правилу» [4, С. 42].

Источником этого правила в традиционной кыргызской культуре является фольклор. Крылатые выражения, пословицы, поговорки и мудрые изречения, накопившиеся за тысячелетия, носят вербальный, регулятивно-нормативный опыт. Возможно, такие данные не полностью раскрывают нормативно-этическое содержание общего, но все же это попытка нормативно-этической реконструкции частного.

Далее, то особенное, характеризующее этническое своеобразие морали, обусловлено и невербальным-коммуникативным опытом. Эти особенности выражаются в виде поступков – жестов, и других способах коммуникации не только отдельных людей, но и этноса.

Рассматривая грани особенного, условно выделим конструктивные моменты нравственной характеристики этноса:

  • «устойчивые нравы – идеалы»;
  • вербальные «слова-понятия» и невербальные «жесты» отражающие целое действие, поступок.

Уровень обозначенных нравственных идеалов и понятий позволяет им стать инструментарием, категориальным аппаратом моральной оценки, выполняющим регулятивные и нормативные функции. Однако отдельно взятое, единичное при этом многообразное, изменчивое действие, поступок не всегда поддается объективной моральной оценке.

Анализируя наиболее устойчивые нравы, мы обращаемся к ее историческим предпосылкам, генезису этического мышления, к процессу возникновения и формирования. Исследователи прошлого, рассматривая общественный строй, семейные и брачные отношения, традиции и нравы прямо или косвенно затрагивают проблемы нравственности и морали. Устное народное творчество охватывает множество эпитетов, художественных образов, понятий, например: «бата», «алкыш» – благословление, благожелательные напутствующие слова [5, С. 109]. Кыргызский фольклор, прежде всего, выражается в лирических жанрах, представленные в виде дидактической поэзии посвященных детям, любви, труду и т. д. В то же время есть и другие виды фольклорного жанра, содержащие в себе элементы философского мировоззрения, например: «Санат», «Насыят», «Терме» в совокупности, состоят из крылатых выражений, пословиц, поговорок, мудрых изречений с нормативно регулирующими элементами эмпирической этики. «Терме», где в поэтической импровизированной форме проводится ценностный отбор, разделяются и анализируются в качественной степени поведение человека, явления природы и общества. В этом жанре, с учетом места и времени, подгоняя социальным, жизненным обстоятельствам, избирательно, акын импровизатор доводит до сознания людей народную мудрость, слушатель же сравнивает, делает определенные выводы и использует в своей жизни.

Именно в такой форме устное народное творчество формирует в себе нравственные, этические нормы и идеалы, самобытную традицию, духовное богатство народа. Морально-нравственными регуляторами в фольклоре выступают образные слова, пословицы и поговорки, выполняющие нормативную функцию. Кроме того, следует отметить, что сентенции и пословицы содержат элементы формулы золотого правила. Хотя фольклор не поддается историко-хронологическому разграничению, в целях реконструкции системы ценностей все же мы имеем материал для обоснования источника морали. Итак, приведенные формы фольклорного жанра разделяются на множество концепций социального, антропологического характера, где высшей нравственной ценностью и моральным идеалом являются гуманизм и патриотизм.

Вербальные и невербальные компоненты морально-нравственных правил, относящихся к 19 веку, в то же время «…элементы института управления в традиционном кыргызском обществе являются» слова-понятия отражающие общепринятые «решения» называемые «Кесим». Где все решения закреплялись в устной форме ант (клятва), шерт (обязательство), кесим (приговор), убада (обещание) [6, С. 25]. Вербальные клятвенные акты проходили в виде обрядов и поклонения «синему небу», «духам предков». «Клятвенные заверения между двумя людьми скреплялись обнажением сабель, разрезанием пополам палочки, кровоспусканием пальца мизинца и сосанием ее и т. д., которые завершались в обязательном порядке умилостивительными жертвоприношениями» [7, С. 26]. Клятвенные акты, проводимые и установленные такой системой, имели под своей основой моральное содержание и скреплялись вокруг слова «намыс» (честь). Честь рода, племени, по мнению исследователей данной категории, это не «…форма эксплуатации сородичей для достижения корыстных целей имущей частью населения» а отдельное носящее глубинный смысл понятие [8, С. 28]. Гродеков Н. К. из сведений Муллы Асана, вторая половина 19 века, писал: «Манап есть звание в роду русского князя. Ни один манап не произошел из дома Чингиз хана. Манапами стали те, которые выделились из народа (юртан озыб), отличались храбростью и щедростью и предводительствовали народом во время безначалия. Во время неприятельских нашествий собирали весь народ и предводительствовали ими (эл башлаган) те, которые сами выделялись между прочими манапами (узи узыб чыккан). Их не выбирали; но если бы стали выбирать, выбрали бы их». [9, С. 6]. Из этого следует, что каждый, по сути, придерживаясь чести, мог поднять свой статус и выделиться, в то же время честь и честность оценивались и так: «…Если человек низший случайно сел между высшими, то могут его прогнать, могут и оставить, смотря потому, считают ли его и его отца хорошими людьми или нет» [10, С.10].

Прошедшая «красной нитью» через понятие «честь», олицетворяющего долг-справедливость, один из «принципов золотого правила нравственности» присутстсвует и в таких оборотах жизнедеятельности человека. Приводимые ссылки из обыденного бытия общества традиционной культуры будут еще долго исследоваться. В рамках данной работы мы выделили определенные конструктивные моменты нравственных особенностей этнических принципов в моральных особенностях. Длительная многовековая история кочевых народов, их своеобразная культура являются для будущих поколений духовным богатством. Временной континуум «прошлое, настоящее, будущее» диалектически переплетаются и перекликаются. Связь исторически прошлого с сегодняшним днем состоит в том, что мы, оглядываясь вглубь истории, извлекаем уроки мудрости.

Список литературы

  1. Апресян Р. Г. Генезис золотого правила // РАН Вопросы философии. 2013. № 10. 39 с.
  2. Конфуций. Суждения и беседы. СПб. : Азбука-Атикус, 2014. 224 с.
  3. Радхакришнан С. Индийская философия М. : Ин.лит, 1956. 624 с.
  4. Апресян Р. Г. Генезис золотого правила // РАН Вопросы философии. 2013. № 10. 39 с.
  5.  «Манас» энциклопедия / Под общ. ред. А. А. Акматалиева. Б. : Бийиктик плюс, 2015. 1416 с.
  6. Кочкунов А. Этнические традиции кыргызского народа. Б. : Кыргыз жер, 2013. 320 с.
  7. Кочкунов А. Этнические традиции кыргызского народа. Б. : Кыргыз жер, 2013. 26 с.
  8. Кочкунов А. Этнические традиции кыргызского народа. Б. : Кыргыз жер, 2013. 28 с.
  9. Гордеков Н. И. Киргизы и Каракиргизы Сырь-Дарьинской области. Том 1. Юридический быт. Ташкент : Типо-Литография С. И. Лахтина, 1889. 303 с.
  10. Гордеков Н. И. Киргизы и Каракиргизы Сырь-Дарьинской области. Том 1. Юридический быт. Ташкент : Типо-Литография С. И. Лахтина, 1889. 10 с.

 

Материал поступил в редакцию 19.05.2018
© Алымкулов З. А., 2018