Проблемы формирования продовольственной безопасности России

Авторы: Яковлев Станислав Игоревич

.

Рубрика: Экономические науки

Страницы: 22-27

Объём: 0,44

Опубликовано в: «Наука без границ» № 7 (24), июль 2018

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Яковлев С. И. Проблемы формирования продовольственной безопасности России // Наука без границ. 2018. № 7 (24). С. 22-27.

Аннотация: В статье рассматриваются проблемы определения концепции «продовольственной безопасности» и включения в нее условий продовольственной независимости. Обосновывается вывод об отсутствии значительных угроз для внутреннего рынка с мирового продовольственного рынка. Предложены альтернативные определения и классификации состояния агропродовольственной системы. 

Тема продовольственной безопасности активно обсуждается в российских социально-политических, экспертных и научных сообществах уже весьма продолжительное время. Важным решением государства в этой сфере стало принятие Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации (утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 1 февраля 2010 года, далее – Доктрина), которая действует и в настоящий момент времени. В 2015 году на фоне сельскохозяйственных контрмер России была предложена и обсуждена ее новая версия (далее – Новая версия Доктрины), которая не вносит фундаментальных изменений, а расширяет и ужесточает некоторые положения. Действующая Доктрина определяет продовольственную безопасность страны как состояния экономики, гарантируя: ее продовольственную независимость и физическую и экономическую доступность качественных пищевых продуктов в количествах, необходимых для активного и здорового образа жизни для каждого гражданина страны. Оба требования в этом определении эквивалентны. Экономическая и физическая доступность продуктов питания связана с рекомендованными рациональными (медицинскими) нормами потребления. Предполагается, что уровень доходов населения должен обеспечить возможность приобретения необходимой продукции в текущих ценах. Это понимание полностью сохраняется в Новой версии Доктрины. В соответствии с продовольственной независимостью, действующая Доктрина – это поддержание доли внутреннего производства основных продуктов питания в товарных ресурсах внутреннего рынка на уровнях не ниже установленных. В новой редакции формулировка становится более конкретной: она предполагает «самодостаточность страны по основным видам российских продуктов питания из продовольственного сырья, производимого в Российской Федерации». Порошковые уровни самообеспечения в Новой версии сохраняются, а их значения для определенных видов продуктов питания увеличены (например, сахар или растительное масло – до 90 % по сравнению с 80 % в действующей версии. В международной практике в соответствии с методологией Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО) самообеспечение сельскохозяйственной продукцией не является необходимым условием продовольственной безопасности, хотя это один из ключевых показателей для оценки его нынешнего статуса. В развитых странах концепция самообеспечения также в настоящее время не применяется, хотя в прошлом в ряде из них удовлетворение внутренних потребностей в продовольствии посредством собственного производства было важнейшей целью государственной аграрной политики. Между тем включение в определение продовольственной безопасности условий обеспечения «продовольственной независимости» (самодостаточности) характерно не только для России. Например, в странах постсоветского пространства (Беларусь, Украина, Казахстан, Армения) концепция продовольственной безопасности также обеспечивает самодостаточность. В ряде развивающихся стран – Бразилии, Аргентины, Индонезии – распространение в обществе (и некоторое отражение в законодательстве) получило представление о «продовольственном суверенитете», в котором основное внимание уделяется не столько зависимости от импорта продовольствия, сколько от перемещения местных фермеров крупным сельскохозяйственным производством (как правило, крупными международными компаниями), «захватом» земельных ресурсов и расширением экспорта сельскохозяйственной продукции с недостаточным удовлетворением внутренних потребностей. Исторически сложилось так, что развитие проблем продовольственной безопасности в России касается почти исключительно сельскохозяйственных экономистов. И его внутренняя агроэкономическая наука видит миссию в обеспечении как можно большей поддержки промышленности от государства. Эта позиция воспринимается государством (и обществом в целом) как должное – как профессионально, так и морально. Было бы гораздо легче проанализировать ситуацию и обсудить экономическую политику в агропродовольственном секторе на основе таких условий, как надежность продовольственного снабжения, стабильность (комфорт) продовольственного рынка, поскольку вопрос о «цене» политики абсолютно естественно. Соответствующие определения и классификации будут предложены в заключительной части статьи. Но словосочетание «продовольственная безопасность» стало частью современной научной и социально-политической лексики, оно широко используется не только в России, но и в международной практике. Поскольку теперь невозможно избежать этого термина, необходимо работать с ним, раскрывая его реальный контент, возможности и пределы использования в экономическом анализе. Продовольственная безопасность: первичное структурирование концепции. Известно, что любая научная концепция «работает» только в определенном контексте или, другими словами, в определенных пределах. Похоже, что для понятия «продовольственная безопасность» в современных условиях наиболее важными являются социальные структуры, т. е. сформулированные в явной форме представления об основных характеристиках страны, ее экономике и отношениях с другими государствами.

К определению продовольственной безопасности, принятому в Доктрине, это применяется в полном объеме. Доступность продуктов питания характеризует ситуацию на рынке с точки зрения индивидуального потребителя, тогда как для страны существует определенная населенная территория. В рамках традиционной экономической теории взаимосвязь между потребностями в продовольственной доступности и продовольственной независимости очевидна. Первое является абсолютно приоритетным, поскольку именно с этим связаны интересы потребителей пищевых продуктов. Второе является инструментальным, являясь либо фактором, либо препятствием, и его экономическое и социальное значение подлежит доказательству. Другими словами, необходимо доказать, что с потерей некоторой части продовольственной независимости страны существуют (или могут возникнуть) определенные специфические опасности для потребителей. Ни в нынешней Доктрине, ни в ее новой версии это не сделано – есть много разговоров о различных рисках, но абстрактно. И с нынешним состоянием мировых агропродовольственных рынков и отечественного агропромышленного комплекса доказать это невозможно. Единственным вариантом, когда продовольственная независимость страны становится жизненно важным для потребителей, является одновременное и долгосрочное эмбарго на поставку сельскохозяйственной продукции и продуктов питания из всех основных стран-производителей, как известно, не только в западных странах, но и во многих других странах. Из-за принципиально разных позиций и интересов этих стран такой вариант в принятой социальной структуре кажется маловероятным. Кроме того, если бы глобальное продовольственное эмбарго все еще было введено против России, продовольственная независимость нашей страны в предполагаемой Доктрине не спасла бы потребителей от резкого сокращения предложения продовольствия. Это сделало бы невозможным функционирование внутреннего агропромышленного комплекса на нынешней технологической основе и потребовало бы его долгосрочной реконфигурации со значительной «архаизацией» производства и соответствующее снижение ее эффективности, увеличение потребности в трудовых ресурсах. 

Экономическая теория и опыт многих стран показывают, что доминирование национального производителя на рынке обычно ведет к повышению цен и снижению потребительских свойств продукции. Единственным примером использования «продовольственного оружия» против нашей страны является эмбарго на зерно Р. Рейгана в 1979 году. Таким образом, самодостаточность России в зерне и мясе была одним из важнейших факторов для руководства страны, что позволило ввести в 2014 году продовольственные контрасты против Запада и ужесточить внешнюю политику в целом. В то же время большинство граждан страны поддерживали эти контрсилы, несмотря на проблемы, которые были созданы для них как потребителей.

В нашей государственной политике, направленной на достижение физической и экономической доступности для граждан пищевых продуктов, необходимых для активного и здорового образа жизни, на наш взгляд, необходимо учитывать многоуровневый агропромышленный комплекс и продовольственные рынки, а также как различия в экономических отношениях на разных уровнях. Необходимо идентифицировать по крайней мере три уровня, в отношении каждого из которых у государства есть принципиально разные задачи. Доступность продуктов питания для потребителя напрямую обеспечивается розничной торговлей. На этом уровне продовольственная безопасность сводится к наличию довольно плотной розничной сети. Адекватная государственная политика здесь должна быть направлена на поддержание различных форматов розничной торговли и оптимальное соотношение розничной сети и розничной торговли, обеспечивающее сопоставимость переговорных позиций крупных розничных сетей и местных производителей пищевых продуктов, предотвращающих проявления дискриминации и монополизма. Практика предоставления различных продовольственных субсидий (например, в виде продовольственных талонов) распространена во всем мире, включая наиболее развитые страны.  Кроме того, необходим строгий и объективный контроль качества продаваемых продуктов, независимо от места производства и обеспечение адекватной информации для потребителей об их составе и свойствах. Следующий уровень – пищевая промышленность. Именно она, а не непосредственно сельское хозяйство, производит большую часть пищевых продуктов. Здесь задача государственной политики – обеспечить максимальную экономическую эффективность и высокий уровень качества отрасли. Это достигается за счет создания наилучших условий для выбора между различными поставщиками технологий, оборудования и сырья как отечественных, так и зарубежных. И только у основания пирамиды агропромышленного комплекса наиболее удаленным от конечного потребителя является сельское хозяйство. С формальной точки зрения, как правило, это не является обязательной частью этого. На самом деле это, безусловно, не так – мировой опыт показывает, что для почти любой крупной страны, развитой или успешно развивающейся, это значительная сельскохозяйственная продукция и обычно поддерживается государством. Цели и инструменты такой поддержки очень разнообразны, но для большинства стран прямая самодостаточность (то есть достижение национальными производителями определенной доли на внутреннем рынке) обычно не является обязательной.

Предпочтение в выборе механизмов государственной поддержки обычно уделяется мерам по субсидированию сельскохозяйственных производителей, стимулированию их технологического развития и регулированию рынков сельскохозяйственной продукции (например, посредством вмешательства), а не ограничениям внешней торговли. В этой связи для многих развитых стран (например, для ЕС) характерна ситуация, когда высокие доли импорта продовольствия сочетаются с большими объемами сельскохозяйственного экспорта. В последнее время в развитых странах государство все чаще принимает новую функцию – арбитр в общественных дискуссиях о здоровых и нездоровых рационах, полезных и вредных продуктах и ингредиентах и т. д.

Успешное развитие отечественной сельскохозяйственной продукции не всегда является необходимым и достаточным условием для обеспечения физической и экономической доступности продовольствия. Успех сектора «сельского хозяйства» не является ни достаточным, ни необходимым условием для самодостаточности страны в сельскохозяйственной продукции. Особенно следует подчеркнуть, что из сказанного не следует, что государство не должно поддерживать внутреннее сельское хозяйство для его выхода на более высокий уровень развития или защиты от существующих и потенциальных угроз.

Следует отметить, что в странах ЕС существуют довольно жесткие ограничения на импорт сельскохозяйственной продукции из стран, не входящих в ЕС, как с точки зрения таможенного и тарифного регулирования, так и с точки зрения технического контроля. Тем не менее разнообразие ассортимента, высокое качество и доступность пищевых продуктов в этих странах обеспечивается, помимо прочего, отсутствием таможенных барьеров при перемещении продуктов питания в ЕС. Например, опыт Бразилии показывает, что большие объемы производства и экспорта сельскохозяйственной продукции могут сочетаться с феноменом недоступности продуктов питания для значительной части населения страны. Напротив, опыт Японии показывает, что проблемы продовольственной безопасности могут быть решены путем импорта успешной реализации политики развития национальной экономики с акцентом на высокотехнологичное производство, которое может эффективно интегрироваться в глобальную цепочку добавленной стоимости. Здесь, например, можно привести страны ЕС, которые развили сельское хозяйство и высокие доли сельскохозяйственного импорта на внутреннем рынке.

Список литературы

  1. Ушачев И. Г., Серков А. Ф. Состояние и проблемы обеспечения продовольственной безопасности страны [Электронный ресурс] // Материалы ВНИЭСХ, 2009. Режим доступа: http://www.vniiesh.ru/publications/Stat/4949.html
  2. Шагайда Н. И., Узун В. Я. Продовольственная безопасность в России: мониторинг, тенденции и угрозы // М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2015. 110 с.
  3. Анфиногентова А. А., Крылатых Э. Н. Продовольственная безопасность России: состояние, проблемы, условия обеспечения // Региональные агросистемы: экономика и социология. Ежегодник. 2013. № 1. С. 1-17.
  4. Алтухов А. И. Продовольственная безопасность России в условиях зарубежных санкций // АПК: экономика, управление. 2014. № 12. С. 19-29.
  5. Чутчева Ю. В., Залтан Е. И. Актуальность производства продукции овощеводства в решении вопросов продовольственной безопасности на материалах Московской области // Международный технико-экономический журнал. 2015. № 5. С.45-49
  6. Айзинова И. М. Некоторые аспекты продовольственной безопасности российских регионов // Проблемы прогнозирования. 2015. № 4. С. 71-84.
  7. Чутчева Ю. В., Асадова Н. Д. Продовольственная безопасность Российской Федерации в условиях введенных экономических санкций // Международный технико-экономический журнал. 2016. № 4. С.13-16
  8. Ускова Т. В., Селименков Р. Ю., Анищенко А. Н., Чекавинский А. Н. Продовольственная безопасность региона // Вологда: ИСЭРТ РАН, 2014. 102 c.

 

Материал поступил в редакцию 10.07.2018
© Яковлев С. И., 2018