Моральный вред при банкротстве юридических лиц

Авторы: Корниенко Екатерина Сергеевна, Дерюга Николай Николаевич

.

Рубрика: Юридические науки

Страницы: 101-106

Объём: 0,42

Опубликовано в: «Наука без границ» № 8 (13), август 2017

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Корниенко Е. С., Дерюга Н. Н. Моральный вред при банкротстве юридических лиц // Наука без границ. 2017. № 8 (13). С. 101-106.

Аннотация: Настоящая статья посвящена проблеме практического применения законодательных норм о банкротстве, в частности, относительно сферы применения компенсации морального вреда. Целью исследования выступает изучение гражданско-правовой особенности морального вреда и его места в банкротном процессе.

Изменения в российском законодательстве происходят постоянно: одна норма права теряет силу, друга ее приобретает. Но порой такие изменения происходят стремительно, в связи с чем не получают должного понимая и одобрения. Многие из таких скоротечных перемен приводят к искажению действительной ситуации, когда на практике возникают вопросы о правильности применения вновь внесенных изменений.

Новеллой, внесенной Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 29.06.2015 г. № 186-ФЗ, относительно отдельных положений Федерального закона «О несостоятельности (банкротства)» от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ (далее – Закон о банкротстве) стало исключение из состава требований первой очереди компенсации морального вреда [1].

Согласно изложенным нововведениям, помимо прочих изменений, статья 134 Закона о банкротстве «очередность удовлетворения требований кредиторов», изложенная в новой редакции, гласит, цитирую: «из состава требований первой очереди, не относящихся к требованиям по текущим платежам, исключены требования о компенсации морального вреда».

Вопрос о том, к какой очередности следует отнести и как распределять компенсацию морального вреда в реестре требований должника теперь является первостепенным у многих арбитражных управляющих. Практическое применение вступивших в силу изменений еще не получило должного закрепления, а, следовательно, возникают практические проблемы применения, которые носят сложный характер.

Найти однозначный ответ на поставленный вопрос в судебной практике также не удалось, ибо единое понимание на сложившуюся проблему применения новой нормы права, не сформировано.

Исследование правовых норм, закрепленных Законом о банкротстве, в совокупности с общими положениями Гражданского кодекса Российской Федерации о компенсации морального вреда, позволят определить правовую природу такого требования в процессе банкротства.

Анализируя положения о компенсации морального вреда в процессе банкротства необходимо определить юридическое значение морального вреда. В цивилистической литературе под моральным вредом понимается всякое притязание на охраняемое законом благо, имеющее имущественный или нематериальный характер. Действующее гражданское законодательство определяет моральный вред в качестве нравственных и физических страданий. Изложенные положения в совокупности позволяют указать, что моральный вред есть не что иное, как последствия от действий или бездействия, причинившие лицу вред и нарушившие его интересы. Посягательство на общественные отношения может проявляться в разных формах и изменять охраняемое материальное благо или имущественные права [2].

Учитывая разъяснения, изложенные в пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20.12.1994 г. № 10 (в ред. от 06.02.2007 г.) (далее – Постановление № 10), следует, что моральный вред носит исключительно неимущественный характер, несмотря на его материальное возмещение [3].

Особенностью рассматриваемого деликтного права является его субъектный состав, ибо материально компенсировать причиненные физические и/или нравственные страдания через механизм компенсации морального вреда наделено правом физическое лицо.

Резюмируя изложенное, моральный вред есть ни что иное как один из способов защиты гражданином его нарушенных неотчуждаемых прав и свобод, имущественных прав. Прямое указание на данное соотношение следует из анализа положений статей 12 и 151 Гражданского кодекса РФ, в том числе статьи 15 Федерального закона «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 № 2300-1 (далее – Закон о защите прав потребителей) [4].

Немаловажным обстоятельством выступает то, что до изменений, внесенных Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» от 23.06.2016 г. № 222-ФЗ, лица, предъявляющие свои требования о компенсации морального вреда к должнику, не являлись конкурсными кредиторами, следовательно, не уполномочены заявлять о включении в реестр требования о компенсации морального вреда. В период до июня 2016 года судебная практика шла по пути безоговорочного отказа во включении рассматриваемого требования в реестр требований кредиторов должника [5].

Федеральный закон от 23.06.2016 г. № 222-ФЗ в пункте 1 (б) статьи 4 указал, что абзац восьмой статьи 2 Закона о банкротстве необходимо изложить в новой редакции, согласно которой, цитирую «слова «моральный вред» исключить».

Таким образом, возвращаясь к банкротному процессу следует, что в качестве кредитора, обратившегося с заявлением о компенсации морального вреда, самостоятельно либо в составе иных требований, будет выступать физическое лицо (гражданин), которое выступает в банкротном процессе в качестве конкурсного кредитора [6].

В соответствии с положениями, закрепленными статьей 134 Закон о банкротстве предлагает установленный порядок удовлетворения заявленных требований кредиторов. При этом, названная норма права подразделяет требования кредиторов на текущие и обязательные платежи. Временной показатель возникновения денежного обязательства является одним из основных критериев распределения требований кредиторов должника.

В первую очередь, опережая требования иных кредиторов, за счет конкурсной массы удовлетворяются требования по текущим платежам. Названная группа платежей также имеет установленную очередность их погашения и имеет пять основных очередей. Пункт 1 статьи 5 Закона о банкротстве раскрывает значение дефиниции, согласно которому текущими платежами считаются именно те требования, которые возникли уже после принятия заявления о признании несостоятельного должника банкротом.

Отнести требование о компенсации морального вреда к текущим платежам возможно в случае, если такие требования возникают после даты принятия заявления о признании несостоятельного должника банкротом. В случае если требование о компенсации морального вреда заявлено в совокупности с требованием, к примеру, об оплате труда, то абзац 3 пункта 2 статьи 134 Закона о банкротстве устанавливает вторую очередность удовлетворения таких требований в составе текущих платежей. Относительно требования о компенсации морального вреда, заявленного лицом в качестве самостоятельного требования, полагаем, что его удовлетворение будет осуществляться в пятую очередь.

В данном аспекте, очередность удовлетворения требования о компенсации морального вреда, установлена и имеет практическое закрепление.

Пункт 4 статьи 134 Закона о банкротстве определяет, после погашения текущих платежей, за счет оставшейся части конкурсной массы, погашаются требования конкурсных кредиторов по денежным обязательствам, возникшим до принятия заявления о признании несостоятельного должника банкротом.

В случаях, когда кредитор, помимо денежного обязательства предъявляет требование к должнику о включении в реестр морального вреда, определить очередность их удовлетворения положения статьи 134 Закона о банкротстве не позволяют. В частности, по спорам о включении требований в реестр требований кредиторов должника сложилась некая порочная практика: определение суда, выносимое после рассмотрения заявленного требования, в своей резолютивной части не содержит разграничений относительно включенных требований кредиторов.

Ярким примером подобной ситуации служит дело о банкротстве ООО «Комфорт плюс», рассматриваемое в Арбитражном суде Хабаровского края, под номером А73-16679/2015. Конкурсный кредитор Должника, помимо заявленного основного долга и процентов, потребовал включить в реестр требование о компенсации морального вреда в размере двадцати тысяч рублей. Рассматривая заявленные требования в судебном заседании, суд пришел к выводу о необходимости удовлетворения заявленных требований в полном объеме и отнесения, в частности, морального вреда, к третьей очереди кредиторов. Состав обязательств, по определению, судом не распределен.

Для наилучшего понимания описываемой ситуации, необходимо обратиться к толкованию понятия «конкурсные кредиторы», предложенному абзацем 7 статьи 2 Закона о банкротстве. В соответствии с названной нормой права, конкурсные кредиторы есть кредиторы по денежным обязательствам. В свою очередь денежным обязательством признается определенная сумма денежных средств, обязанность по возврату которой у должника вытекает из сложившихся гражданско-правовых отношений между должником и кредитором.

Анализируя положения статьи 2 и статьи 151 Гражданского кодекса РФ, положения статьи 15 Закона о защите прав потребителей следует, что компенсация морального вреда может вытекать из имущественных правоотношений. Тем не менее, анализ представленных норм права дает четкое понимание, что моральный вред является лишь мерой гражданско-правовой ответственности, поскольку действия и/или бездействия, причинившие вред одной из сторон сделки, вносят дезорганизацию в правоотношения, сложившиеся между сторонами.

Компенсация морального вреда, с одной стороны, ставит своей целью смягчить степень нанесенного вреда, с другой стороны, возложить ответственность за виновные действия на причинителя вреда, что способствует наиболее полной защите нарушенных прав и интересов потерпевшего.

Совокупность изложенных обстоятельств позволяет сделать вывод – компенсация морального вреда является гражданско-правовой санкцией за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, возникающих из гражданско-правовых правоотношений.

Отсюда можно сделать вывод, что моральный вред не является денежным обязательством конкурсного кредитора, следовательно, не может быть поставлен в реестре в одну очередь с основным долгом.

Руководствуясь положениями статей 12, 151 Гражданского кодекса РФ, положениями статьи 15 Закона о защите прав потребителей, в том числе учитывая разъяснения, изложенные п. 2 Постановления № 10, что право требовать взыскания компенсации морального вреда осуществляется только в случаях, предусмотренных законом, и непосредственно вытекает из состава, причиненного различными неправомерными действиями, ущерба. Если в данном случае нарушение самого права и причинения вреда будет оцениваться как ущерб, что по смыслу норм законодательства о банкротстве относится к основному долгу, то вытекающий из него размер компенсации морального вреда будет ни что иное как финансовая санкция, начисленная судом за нарушение того или иного права гражданина. По своему существу, исходя из характера морального вреда, компенсацию можно найти схожей по положениям о договорной неустойке.

Таким образом, проведя настоящее исследование, следует заключить, что компенсация морального вреда, при удовлетворении заявления конкурсного кредитора о включении требований в реестр требований кредиторов должника относится к составу третьей очереди по денежным обязательствам в качестве финансовой санкции.

В соответствии с Приказом Минэкономразвития РФ от 01.09.2004 г. № 233 «Об утверждении Типовой формы реестра требований кредиторов», зарегистрированным в Минюсте РФ 17.09.2004 № 6032, утверждена типовая форма реестра требований кредиторов должника в рамках банкротного процесса, в соответствии с которой, требования кредиторов по возмещению убытков в форме упущенной выгоды, взысканию неустоек (штрафов, пеней) и применению иных финансовых санкций, в том числе за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате обязательных платежей подлежат отражению в части 4 таблице 18 в составе третьей очереди [7].

Полагаю, что настоящее исследование наглядно продемонстрировало несовершенство правового поля российского законодательства о несостоятельности (банкротстве). Даже в таком примитивном, казалось бы, аспекте, как реестровая задолженность, исключив компенсацию морального вреда из состава первой очереди, законодатель лишь увеличил ряд вопросов правового применения норм действующего законодательства о банкротстве, что может привести к неверному толкованию и искажению реальной ситуации на практике.

Список литературы

  1. Федеральный закон от 26.10.2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 17.07.2017).
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 года № 51-ФЗ [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 17.07.2017).
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 года № 10 (в ред. от 06.02.2007) «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 20.07.2017).
  4. Закон РФ от 07.02.1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» (в ред. от 03.07.2016) [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 18.07.2017).
  5. Федеральный закон от 23.06.2016 года № 222-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в ред. от 28.12.2016) [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 17.07.2017).
  6. Марченко С. В. Компенсация морального вреда в Российской Федерации [Электронный ресурс] // Адвокатская практика. 2002. № 6. URL: http://studbooks.net (дата обращения: 15.07.2017).
  7. Приказ Минэкономразвития РФ от 01.09.2004 года № 233 «Об утверждении Типовой формы реестра требований кредиторов» (зарегистрирован в Минюсте РФ 17.09.2004 г. № 6032) [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 20.07.2017).

 

Материал поступил в редакцию 31.07.2017
© Корниенко Е. С., Дерюга Н. Н., 2017