Теневая экономика в России. Рост уровня «серых» зарплат как фактор повышения теневой занятости населения

Авторы: Шипоша Марина Александровна, Махова Анна Владимировна

.

Рубрика: Экономические науки

Страницы: 33-39

Объём: 0,50

Опубликовано в: «Наука без границ» № 12 (17), декабрь 2017

Скачать электронную версию журнала

Библиографическое описание: Шипоша М. А., Махова А. В. Теневая экономика в России. Рост уровня «серых» зарплат как фактор повышения теневой занятости населения // Наука без границ. 2017. № 12 (17). С. 33-39.

Аннотация. В данной статье рассматривается столь актуальное на сегодняшний день явление, как наличие теневой экономики в России с точки зрения ее рассмотрения в аспекте динамичного роста выплат «серых» зарплат, а также роста теневой занятости населения. Теневая экономика представляет собой неформальную экономику, которая функционирует за пределами правовых границ. Обычно ее подразделяют на два сектора: «серый», включающий разрешенные экономические операции, которые официально не зафиксированы, и «черный», включающий виды деятельности, которые запрещены законом. Помимо этого в представленной статье подвергается детальному анализу распространенная составляющая теневого сектора экономики, так называемые «серые» зарплаты, которые представляют собой основу неофициальных доходов российского населения.

Теневая экономика представляет собой неформальную экономику, которая функционирует за пределами правовых границ. Ее отличительной особенностью считается умышленное искажение содержания при регистрации коммерческих договоров либо уклонение от их официальной регистрации.

Обычно выделяют две стороны существования теневой экономики:

  1. «серая» (нелегальный рынок) то есть разрешенные экономические операции, которые официально не зафиксированы;
  2. «черная» (криминальный рынок) то есть виды деятельности, которые запрещены законом.

«Серая» сторона обычно образуется по различным соображениям (чаще всего налоговым). Традиционно это предприятия, производящие продукцию либо оказывающие услуги, которые документально не оформляют свою деятельность, таким образом, избегая уплаты налогов. Составляющими «черной» стороны теневой экономики являются преступные разновидности бизнеса, среди которых, например, торговля наркотиками. Обе стороны, переплетаясь, взаимосвязаны, так как они имеют общие точки соприкосновения.

Сущность теневой экономики в качестве общественно вредной деятельности в полном объеме позволяет выявить данный сектор, увидеть взаимообусловленность и внутренние связи соответствующих явлений [1, с. 142]. В свою очередь это дает возможность вскрыть причины, механизмы и условия распространения, а также возникновения теневого сектора экономики как явления социально-экономической природы, которое присуще любой общественной формации.

Как было указано выше, теневая экономика имеет два сектора (две стороны): серую и криминальную. При этом уменьшение объемов серой экономики является более многоплановой проблемой, которая нуждается в пристальном исследовании. Так как основным фактором, способствующим распространению серой экономики в России, является отсутствие альтернативности применения серых схем, то поэтому практически весь внутренний рынок вынужден работать с деньгами, которые не облагаются налогами. По статистике до 90 % отечественных предприятий и организаций, так или иначе, имеют отношение к применению серых схем.

Очевидно, что важным фактором, который стимулирует развитие серой стороны экономики, в первую очередь выступает бедность российского населения. Представители бедных социальных слоев часто закладывают в основу экономических отношений следование неформальным критериальным признакам, которые свойственны определенной группе, вместо соблюдения легальных норм [2, с. 105].

Социальная база в области серой экономики достаточно велика. Опираясь на европейскую методику, можно сделать вывод о том, что уровень бедности населения начинается с доходов ниже 60 % от средних доходов по стране. Применяя данный алгоритм вычисления, несложно понять, что к потенциальной социальной базе серой экономики относятся 56,4 млн россиян. Поэтому борьба с бедностью очень важна, ведь уменьшение числа бедных значительно снизит показатели серой стороны экономического сектора.

Еще одним, не менее важным, фактором содействующим существованию серого сектора экономики является коррупция. Действующая модель российской коррупции отличается не только разнообразным инструментарием, который вынуждает внутренний рынок нарушать правила. Более серьезное воздействие коррупция оказывает на морально-этические нормы и, как следствие, на настроения в обществе [3, с. 77].

Научные исследования показывают, что в Российской Федерации теневая сторона экономики является признанным фактом. В связи с этим степень распространения серой экономической деятельности достигает таких размеров, когда это явление оказывает существенное влияние на такие важнейшие макроэкономические показатели, как ВВП (валовой внутренний продукт) или ВНП (валовой национальный продукт).

По оценкам ведущих экономистов, на теневой сектор экономики в России приходится более 45 % ВВП, что в денежном эквиваленте составляет около 17 500 млрд р. Системный подход к разработке проектов по противодействию скрытой экономической деятельности и дифференциации этого явления, на сегодняшний день представляется крайне актуальной задачей. Для сравнения, в странах с развитой рыночной экономикой величина теневого сектора экономики не превышает 5…10 % ВВП.

На современном этапе Российская Федерация входит в первую пятерку крупнейших стран по величине уровня теневого оборота экономики, занимая четвертое место в рейтинге, в который были включены 28 стран. Его объем составляет 39 % от прошлогоднего ВВП страны, или 33,6 трлн р. согласно исследованию международной Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров (далее – ACCA) [5], которое было посвящено прогнозу и оценке развития глобальной теневой экономики.

Следственно, показатель теневого экономического сектора в России в настоящее время является одним из самых высоких в мире, так как он почти на 84 % выше среднемирового показателя. Больший объем теневой стороны экономики у таких стран, как: Украина (46 % от ВВП, или 1,1 трлн грн.), Нигерия (48 % ВВП) и Азербайджан (67 % ВВП). На пятом месте находится Шри-Ланка с показателем в 38 %. Наименьшие значения объема теневой экономики по итогам 2016 г. в следующих странах: США (7,8 % ВВП), Япония (10 %), а также Китай (10,2 %).

Доля теневого сектора России в глобальном ВВП составила в 2016 г. 22,66 %, по подсчетам ACCA [5]. По прогнозам исследователей в ближайшие годы она будет сокращаться: до 22,5 % в 2017 г., 22,1 % в 2020-м и 21,4 % в 2025 г..

Однако, на сегодняшний день аналитики американского исследовательского института Global Financial Integrity (GFI) [5] утверждают, что теневой сектор экономики России оценивается в среднем в 46 % от ВВП ежегодно. Подсчеты утверждают, что в течение периода с 1994 по 2011 гг. из России незаконно убыло около 211,5 млрд долл. в виде скрытых от налогов средств и доходов, взяток и т. д.

По официальным данным Всемирного банка [4], российский сектор теневой экономики в 3,5 раза больше в сравнении с другими странами, входящими в состав «Большой семерки». Кроме того, теневые объемы в совокупности с незаконными денежными потоками прогрессивно растут на протяжении долгого времени, способствуют этому некоторые факторы, среди которых: широко распространенное уклонение от уплаты налогов, а также низкая эффективность политического управления. Все это способствует весомому подрыву политической и экономической стабильности в стране.

Рассмотрим один из распространенных случаев проявления теневого (серого) сектора экономики, а именно: серые зарплаты.

«Серые» зарплаты представляют собой некую основу серых доходов, которые составляют, по данным Росстата [4], около трети бюджетов российских домохозяйств.

В настоящее время совокупная доля налоговых платежей, в случае выплаты легальной заработной платы с каждых 100 рублей валовой выручки равняется 41,57 %. Себестоимость серой зарплаты ощутимо меньше – то есть, плата за обналичивание в среднем варьируется в пределах 8 % от суммы. Очевиден тот факт, что серая заработная плата («в конвертах») является выгодней, поскольку позволяет неплохо экономить, вплоть до 33,57 % налогов. Учитывая данные Росстата [4], согласно которым колебания удельного веса скрытых доходов варьируются в пределах одной трети от всех доходов населения, можно выявить условную величину увеличения себестоимости продукции в условиях перехода работодателей на белую заработную плату – 11,2 %.

Именно эти 11,2 % составляющих экономическую выгоду, в совокупности с отсутствием эффективного контроля со стороны государства, выступают в качестве экономического противовеса статьям Уголовного кодекса Российской Федерации (в т. ч. уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации, а также неисполнение обязанностей налогового агента). Максимальное наказание по данным статьям – до шести лет лишения свободы. Приблизительно те же проценты, согласно большинству исследований, выплачиваются на регулярной основе чиновникам в качестве коррупционной ренты.

Сейчас в России начата кампания, посредством которой планируется легализация зарплат, помимо этого в планах проведение рейдов по выявлению предприятий, которые выплачивают официально только прожиточный минимум. При этом каждый индивидуальный предприниматель самостоятельно может, оценивая риски нелегального приема сотрудников на работу, выбрать, как ему в дальнейшем вести деятельность. Тем не менее, путей для сохранения серых выплат остается достаточно много.

В 2016 г. фонд скрытой оплаты труда составил около 25,3 %, учитывая, что в последний раз данный показатель опускался ниже этой планки в 2011 г. Несмотря на это, масштабы теневого сектора занятости в прошлом году достигли рекордной величины. При этом скрытый фонд оплаты труда в 2016 г. составлял 25,3 % от общего объема оплаты наемных работников. Эти данные абсолютно официальны, они опубликованы в статистическом ежегоднике «Национальные счета России» посредством Росстата [4].

При помощи балансового метода можно высчитывать как скрытые оплаты труда, так и смешанные доходы. Для этого из расходов российского населения (включая прирост их финансовых активов за минусом обязательств) отнимаются формально зарегистрированные доходы. Расчеты высчитываются без разбивания по видам деятельности, отраслям и территории. Однако, согласно статистике, пик неформальных зарплат был достигнут в 2014 г. и составил 28,2 % от общего фонда оплаты труда. Относительно ВВП размер неформальных зарплат в 2016 г. составлял 12 % (годом ранее было 11,6 %, в 2013-м – 13,3 %). Понятие скрытого фонда оплаты труда является базовым показателем при изучении оценки масштабов теневого экономического сектора, хотя, как показывает практика, его реальный объем больше.

В последнее время в России наблюдается официальное сокращение «серых» зарплат, но, несмотря на это, растет занятость в неформальном секторе. Так, по итогам 2016 г. был достигнут рекордный размер уровня неформальной занятости (как минимум с 2006 г., так как более ранние данные недоступны). За год неформальная занятость населения возросла более чем на полмиллиона человек (до 15,4 млн), наблюдалась динамика непрерывного роста с 2011 г. и за прошедшее время она увеличилась почти на 4 млн человек.

В большинстве случаев к числу занятого в неформальном секторе населения относятся те люди, работающие на предприятиях либо в организациях, которые не зарегистрированы в качестве юридических лиц. Следовательно, это индивидуальные предприниматели, самозанятые люди, а также лица, которые работают у них по найму и члены семей, которые помогают в собственном деле или в бизнесе, принадлежащем кому-либо из родственников. По данным Центра социально-политического мониторинга РАНХиГС [4] оценка занятости населения в теневом рынке труда составляет, по меньшей мере, 30 млн россиян (то есть более 40 % экономически активного населения).

Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что данное явление («серая» зарплата) имеет «две стороны»: она бывает удобна и работодателям, и работникам. Работодатели таким образом снижают налоговую нагрузку, а работники в свою очередь выплачивают меньший подоходный налог, так как он взыскивается лишь частично, а также, например, алименты будут высчитываться только из официальной части заработной платы, а сумма, которая удерживается не может быть больше 20 % от общей суммы заработка, поэтому можно не выплачивать алименты в полном объеме.

По статистике сегодня полностью официальную зарплату в России получает далеко не 100 % населения. Как показал соцопрос, который проводился Всероссийским центром изучения общественного мнения (далее – ВЦИОМ) [5], «белая» заработная плата является заработком в основном представителей старшего поколения, нежели молодых людей.

Данные, предоставленные ВЦИОМ [5], отображают следующие результаты: среди опрошенных 10 % респондентов получают оплату труда исключительно «черным налом». При этом доля малообеспеченных получателей «серой» зарплаты в два раза выше (19 %), чем по выборке в среднем. Еще у 13 % опрошенных респондентов заработная плата состоит из двух частей, а именно: официальной части оклада и отдельной «серой» составляющей, т. е. «в конверте». Чаще всего в таких случаях речь идет о 18…34-летних (18…19 %) жителях средних городов (15 %).

При наличии теневого сектора экономики, и в частности наличия в стране «серых» зарплат, потери бюджетов различных уровней от подобного рода выплат «в конвертах» без уплаты страховых взносов составляют около 1,5 трлн р.

Сектор теневой экономики прогрессивно растет, одним из условий, провоцирующих данный рост, является ухудшение экономического положения в стране. Из-за роста ставки НДС бизнес стремится к сокращению расходов на другие платежи, отсюда и наблюдается уход в тень. Ведь слишком высокая цена на услуги или товары обычно отпугивает потребителей, поэтому происходит экономия в части других платежей. В этих условиях, в период кризиса предприятия стремятся понизить общую налоговую нагрузку.

Рассматривая региональную статистику занятости населения в неформальном секторе на примере южных регионов, можно увидеть следующую картину: наибольшее количество неформально занятых работников зафиксировано в Краснодарском крае (734 тыс. человек), Дагестане (662 тыс.), а также в Ростовской области (623 тыс.). Среди отраслей занятости лидируют сферы ремонта и торговли, сельского хозяйства, строительства – в совокупности в них занято около 9 млн человек.

На данный момент государству не удается стимулировать работающих граждан выйти из «тени». Предлагаемые меры, в частности, принятие закона о самозанятых или расширение безналичной формы расчета, не оказали должного эффекта. Для этого есть два весомых основания: закон о самозанятости охватывает небольшую аудиторию самозанятых, а сами граждане не имеют стремления к постановке на учет, потому что у них нет уверенности в том, какие дальнейшие действия ожидать от государственных органов управления.

В области трудового законодательства работодатели действуют по-разному. Так, 60 % предприятий официально оформляют всех своих сотрудников; 22 % – большинство; 13 % – меньшинство. Полностью «черных» работодателей на рынке всего 5 %.

Несмотря на все статистические данные, исследования и прогнозы, зарплаты продолжают «уходить в тень». Так, к примеру, в 2013 г. доля «серых» зарплат на рынке составляла 35 %, в 2015 г. произошел подъем до 59 %. То есть практически каждый второй работодатель скрывает часть зарплаты своих сотрудников от налогов. При этом доля «белых» зарплат в России постепенно сокращается, на сегодняшний день она уменьшилась уже более чем в полтора раза – 29 % в 2015 г. против 47 % в 2013 г.

Для эффективности проведения политики теневой экономики на предприятиях работодатели используют различные схемы оплаты труда. Как показывает практика, самым распространенным видом оплаты труда является именно «серая» (у 29 % работодателей). В последние два года около 30 % небольших предприятий полностью либо частично «ушли в тень» в части выплат зарплат.

Что же касается «белой» зарплаты, то ее важнее всего получать работникам госсектора и некоммерческих организаций (75 %), сфер страхования (72 %) и управления персоналом (66 %). Наименее заинтересованы в этом следующие категории граждан: домашний персонал (52 %), IT-специалисты (35 %), топ-менеджеры (32 %), сотрудники служб безопасности (31 %).

Касаемо регионов с наименьшей долей выплат «серых» зарплат, общее положение выглядит следующим образом: реже всего «серую» заработную плату получают жители Волгограда (32 %), Санкт-Петербурга (35 %) и Казани (36 %), а также Екатеринбурга (37 %). В Москве таких сотрудников больше – 39 %. Чаще всего оплату труда «в конверте» получают жители Воронежа (45 %), Челябинска (41 %) и Новосибирска (41 %).

Таким образом, в настоящее время невозможно отрицать факт присутствия теневой экономики в России, которая динамично растет, повышая свои показатели, и вовлекая все больше трудоспособного населения в теневую занятость. Отчасти данному росту способствуют и факторы, провоцирующие такого рода динамику, среди которых наиболее распространенными являются: бедность российского населения, а также действующая модель российской коррупции. Поэтому на сегодняшний день это явление оказывает существенное влияние и на такие важнейшие макроэкономические показатели, как ВВП (валовой внутренний продукт) или ВНП (валовой национальный продукт).

Вместе с тем рост теневой занятости населения увеличивается параллельно с увеличение уровня выплат «серых» зарплат работодателями. «Серые» зарплаты представляют собой некую основу неофициальных доходов, которые составляют около трети бюджетов российских домохозяйств.

Сейчас в России начата кампания, посредством которой планируется легализация зарплат, помимо этого в планах проведение рейдов по выявлению предприятий, которые выплачивают официально только прожиточный минимум. Но, несмотря на это, государству не удается стимулировать работающих граждан выйти из «тени». Предлагаемые меры, в частности, принятие закона о самозанятых и расширение безналичной формы расчета, не оказывают должного эффекта. Поэтому над этой актуальной и немаловажной проблемой еще необходимо тщательно и усердно работать.

Список литературы

  1. Бокун Н. Ч. Прогнозирование теневой экономики на макроуровне // Проблемы управления. 2014. № 3 (20). С. 140–146.
  2. Дадалко В. А., Румянцева Е. Е., Пешко Д. А. Теневая экономика и кризис власти: проблемы и пути решения. Минск : Армита – Маркетинг, Менеджмент. 2012. 416 с.
  3. Шестаков А. В. Теневая экономика. М. : Дашков и К. 2013. 152 с.
  4. Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gks.ru (дата обращения: 15.11.2017).
  5. Экономические исследования ВЦИОМ (Всероссийский центр изучения общественного мнения) [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://wciom.ru (дата обращения: 20.11.2017).

  

Материал поступил в редакцию 22.12.2017
© Шипоша М. А., Махова А. В., 2017